Chimera

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Chimera » Приват-архив » Соулстоун. Там, где темнеют леса и господствуют горы.


Соулстоун. Там, где темнеют леса и господствуют горы.

Сообщений 31 страница 44 из 44

31

Влатмир окинул меня оценивающим взглядом. Раньше я бы постарался бы сжаться, слиться с окружающим миром, подобно хамелеону, стать незаметным. Сейчас прекрасно понимал, что мужчина обеспокоен, скорее всего, тем, что зимой под одной курткой нам не уместиться. Мне следовало бы как-нибудь наведаться к матери, да забрать свои теплые вещи. Парочка точно должны были лежать в старом, с покосившимися, от постоянной влажности и холода, дверцами, шкафу. Плотнее запахнувшись, хотел уже было повторно задать вопрос, как Влатмир меня опередил, отвечая. Он докурил, выдыхая из легких дым от последней затяжки, выбрасывая бычок и поднимаясь. Я задержался, точно окутывающее облако дыма держало меня на холодной ступеньке. Теперь этот аромат не казался горьким, от него не болели глаза и не першило горло. Дым сигарет так и остался моим спутником, но был уже не раздражающим фактором, а.. Окликнув меня, мужчина скрылся за дверью. Я поспешил его нагнать, подрываясь с места. Всё же, погода уже не располагала к посиделкам на улице, да и Влатмиру лишний раз не в кайф было бы подмерзать. Пока Магдаррен вычищал камин, у меня мелькнула мысль, что мы много тратим дров на поддержание тепла в доме. Такими темпами, зимой нужно будет топить два раза за день. Прислонившись к косяку входной двери, скрестил руки на груди, внимательно слушая мужчину.
Да, люди любят покопаться в чужом белье. Там столько интересного, порой, можно найти.
Усмехнувшись, опустил взгляд под ноги, едва кивая. Конечно, Влатмир этого не увидел. Называть дядей? Не плохо. В возрастной разброс вписывается, так что вопросов точно не будет. Я исподлобья посмотрел на хозяина дома. Мускулистые плечи, сильная спина, шея, прикрытая волосами, мощные руки с широкими ладонями - не удивительно, что Одри дала такому мужчине. Не его фоне любой парнишка вроде меня, будет аутсайдером. Однако, что-то внутри мешало называть его дядей. Да, Влатмир превосходил меня по всем параметрам, так что очень даже тянул на эту роль. Но, нет.
Брат? Попробуй. Ты когда-то хотел брата, Дил.
Брат. Несколько раз перекатил это слово на языке, примеряя к Магдаррену. Легло идеально, точно недостающий пазл к куску мозаики. Да, старший брат. Может, сводный, почему нет. Отсюда и разница в внешности и физических данных. Я усмехнулся, отмечая, как простое словосочетание "братец Влатмир" окутывается коконом вымышленной истории. Оттолкнувшись от косяка, медленно подошел к мужчине, мягко опуская ладонь на плечо.
- Хорошо брат, - широко улыбнулся, смотря в глаза.
Сжимая рукой плечо, ощутил разливающееся по телу тепло. Такое, когда рядом близкий человек, поддержка и опора. Я поспешил отпустить руку, боясь, что мужчина может не верно истолковать данный порыв. Не растекаться же мне, как талое желе, только потому что я теперь не чувствую себя одиноким. Мотнув головой, отстранился, проходя на кухню.
- Я приготовлю поздний завтрак. И ты его тоже будешь есть. - придал голосу больше уверенности, дабы Влатмир не стал перечить.
Спустя время стол уже был накрыт. Душистый чай, немного бутербродов и основное блюдо. Усевшись за стол, воткнул вилку в то, что некогда было жидкой курицей. Влатмир опустился напротив, чем заслужил долгий серьезный взгляд. Почему-то захотелось беззлобно зарычать.
- Ешь, пожалуйста, - вот и вся уверенность кончилась, стоило открыть рот и тихо выдохнуть эти слова.
Ели молча. Тишину, висящую в комнате, изредка прерывал звук потрескивающих в камине дров и звяканье вилок о посуду. Расправившись с омлетом, подтянул к себе чашку, обнимая руками. Глубоко вздохнув, поднял взгляд на сожителя.
- Я хочу сходить к матери, вернее, в дом. Забрать пару теплых вещей. Скорее всего, вечером или ночью, чтобы никто не видел меня, - сглотнув, сделал глоток чая. - Влат, скажи, ты не специально приехал в этот город, да?
Дурак. Не смог удержать язык за зубами, еще переходя и на сокращенный вариант имени. Мозг еще до конца не успел обдумать мысль о приезде Магдаррена в Соулстон, как варежка уже открылась. Дался я ему. Мысли о хитросплетениях судьбы предпочел зарубить на корню, всячески избегая распутывания таинственных связей между моими родителями и Магдарреном. Тогда, почему он здесь? От внезапно накатившего жара, сделал жадный глоток чая. Стало неловко, так что захлестнула волна стеснения. Смущенно потерев шею, уткнулся взглядом на дно стакана, разглядывая чаинки. Но я чувствовал, что взгляд голубых глаз настойчиво сверлит макушку.

+1

32

Когда Дилан вслух назвал меня братом, сразу все как-то стало на свои места. Будто щелкнул невидимый тумблер в голове. Исчезло это напрягающее чувство неловкости от присутствия рядом со мной - в одном доме, одной постели, парнишки вдвое младше меня. Теперь он не был мне чужим, все как-то сложилось в единую картину и восприятие. Да, со стороны могло показаться каким-то дибильным бредом - знакомы без году неделю, а уже братаемся. Не говоря уже о том, насколько в принципе это все двусмысленно. Но последнюю мысль я настойчиво прогнал, не дав ей даже начать развиваться во что-то оформленное. Стоило слову прозвучать - и я буквально кожей ощутил ту нить, что теперь нас связала. Необыкновенное и непривычное чувство покоя и некой..целостности? Я цеплялся за это, стремясь как можно ярче и четче осознать, запомнить, сохранить этот момент нежданного тепла. Пусть потом это пройдет, как всегда, пусть потом что-то не получится,  и жизнь, или моя конченная натура все испортят, но сейчас - я был не один. Теперь мой инстинкт, вторая сущность внутри, и остальная часть меня - полностью стали воспринимать Дилана, как часть меня. Просто и бесповоротно. Теперь он - мой брат. Мой брат.
Парень принялся говорить завтрак, серьезно заявив, что я тоже обязан поесть. Моя вредная натура на краткий миг захотела поддразнить новоиспеченого младшего брата, но немедленно заткнулась. Я кивнул, склоняя голову и пряча за упавшими на лицо прядями, широкую довольную улыбку. И вот сейчас, вынося пепел под старую раскидистую яблоню на участке - я был почти счастлив. Теперь у меня есть дом. Не холодный и пустой, а наполненный присутствием родного человека, запахом еды и теплом. Самое главное было сейчас - уберечь этот неожиданный дар. Не дать своей мудацкой натуре все разрушить. Я принес охапку дров и сел за накрытый стол. Едва сумел скрыть улыбку, когда брат, сурово посмотрев, потребовал приступать к завтраку. Черт, это было просто охуительное чувство. И взяв в руки вилку, вдруг понял, что дико голоден. Три дня без еды, да еще после таких ран - свалят с ног кого угодно, и по правде говоря - держался я сейчас на чистой силе воли. Так что принялся методично поглощать еду, не в состоянии думать о чем либо еще на данный момент. Когда с завтраком было покончено, и мы почти синхронно потянулись за чаем, Дилан заговорил. Я нахмурился, катая в руках чашку.
- Нет. - Поняв, что ответ прозвучал слишком резко, решил немного смягчить тон. - Не стоит лезть на рожон, брат. Твоя маман сейчас в весьма расстроеных чувствах, и рисковать не нужно. Все недостающее можно купить. Я понимаю, как это звучит, но теперь не  она за тебя в ответе. Пусть свыкнется с этой мыслью, перебесится. А нам с тобой нужно готовиться к зиме. Нужно закупить дров на лесопилке. Да проверить окна в доме и чердак. Я так понимаю - холода тут лютые?
Дилану пришлось признать мою правоту, хотя явно это далось ему нелегко. Я с удовольствием закурил, наслаждаясь сытой негой и довольством, горячим вкусным чаем и обществом брата.
- Я приехал сюда случайно, - покачал головой с улыбкой. - Просто держал путь на север, поближе к горам. Не люблю шумные крупные города. Давно не жил так близко к природе. Указатель городка привлек внимание, так что я свернул с федерального шоссе и оказался здесь. Но ты знаешь, я как-то привык думать, что случайности неслучайны. Видимо судьбе было угодно, что бы я помог сыну того, кто когда-то помогал мне. Долг, как говориться, платежом красен, - хмыкнув, отпил из кружки.
- Я сирота, и один знакомый, подобрав меня на улице, привел в автомастерскую, где работал Дерил. Он многому меня научил и здорово помог тогда. Позволил жить там, в подсобке, пока я не получил первые деньги и не смог снять свой угол.. - погрузившись в воспоминания,  отвечал на вопрос Дилана, бездумно скользил взглядом по комнате, отстраненно отмечая, что надо попросить парня проверить что с телевизором, потому что я с такой техникой не дружу вообще. - Он вообще был добрым о отзывчивым малым, всегда в хорошем настроении, всегда готов ответить на вопрос и подсказать, помочь, все объяснить. Много времени возился с... - я запнулся, увлекшись, едва не ляпнул "с молодняком", - со стажерами и мальчишками, забегавшими посмотреть на работу.
Вздохнув, отставил пустую чашку и затушил окурок в пепельнице.
- Вот что, Дилан, ты мотоцикл умеешь водить? - парень неуверенно кивнул. - Хорошо. Сьездишь тогда на лесопилку, закажешь дров пару прицепов? - я прошел в спальню за деньгами. Он, потирая шею, пошел следом, пытаясь сказать что-то о том, что у него есть деньги, но я не стал слушать. Даже если он зубами что-то вырвал у своей сквалыжной матери, пусть будет при нем. - Нет, брат, прибереги. Пригодиться еще, - я протянул ему полсотни. - Думаю, должно хватить, возьми мою куртку, только кровь смой, а то видок будет не очень, - хохотнул, вытягивая из комода джинсовку. - Я схожу, прикуплю домой кой-чего пока. Город-то я вроде немного знаю, а вот где там у вас лесопилка - пока нет.
Я старался не указывать парню что делать, придерживая бескомпромиссную привычку все самостоятельно решать и стараясь следить за тоном. Но кажется, он не обиделся и не был против такого распределения труда, так что пошел в ванную отмывать кровь с черной кожи. Я же достал деньги, еще раз пересчитал, и забрав две сотни, засобирался на выход. Надо бы еще шмотье перестирать, в принципе закинуть в стиралку можно и сейчас. Быстро собрал с пола вещи, и постучавшись вошел в ванну. Дилан сосредоточенно оттирал мокрой тряпкой багровые потеки на куртке, посторонившись, пропустил меня к агрегату.
- У тебя хватает футболок? - неожиданно для самого себя спросил, загружая вещи и нажимая старт. Выслушав ответ, порадовался про себя, что кажется парень перестал меня смущаться и наконец-то спокойно реагирует на вопросы. - Хорошо тогда, - я кивнул поднимаясь, незаметно скривившись от толкнувшейся в спину боли. Ах, черт, а ведь почти позабыл про эту хрень.. - Я пошел вобщем.
Дилан кивнул, бросив короткий взгляд мне в след.
Нормальная еда разумеется пошла мне на пользу, да и рана уже почти зажила. Я чувствовал, что повязка подмокла  и сильно пропиталась кровью и сукровицей, но это было еще со вчера. По-хорошему, ее надо было сейчас сменить, а вечером или ночью, уже все бы зажило. Вот только я опасался реакции Дилана на то, что он увидит. Ни один на свете человек не способен заживить пробитое легкое за сутки. И как бы далек он ни был от медицины, это уж очевидно даже собаке. Так что я порадовался, что парень отвлекся от моего самочувствия. Уж я сам вечером перед сном как-нибудь извернусь и сниму. Заодно и помоюсь, а то несет от меня за версту. Нет, людям ничем особенно не пахнет.  Но вот животным.. Передернув плечами, пошел к центру, сворачивая на перекрестке, и стал высматривать магазин одежды. Думаю он тут один, и искренне надеюсь, что обувь продается там же.
Чутье меня не подвело и нужный дом выискался минут через пятнадцать. Вероятно новость о приезжем, поселившимся у самой кромки леса, уже облетела весь городок, так что хозяин лавки кивнул мне, почти как старому знакомому.
- День добрый, - хрипло поздоровался, подходя. - Нужна куртка теплая, на зиму. Размером меньше, чем на меня. И ботинки тоже, размер ..- я на несколько секунд задумался, вспоминая и прикидывая, - восьмой давайте.
Продавец понятливо кивнул, немедленно зарывшись в стопки вещей на полках. Через несколько минут он предоставил мне отличную зимнюю куртку на шерстяной плотной подкладке с теплым капюшоном и крепкие ботинки на меху. Я расплатился не торгуясь, оставив почти все, что было при себе в магазине, но был очень доволен приобретением. На остаток денег прикупил продуктов - мяса, хлеба, еще там чего-то. Сам я готовил всегда плохо, перебиваясь обычно чем-то покупным, но теперь придется поэкономить, а значит готовить самим - куда практичнее.
Вернулся домой я раньше Дилана, сгрузил провизию на стол и присел передохнуть на кухне. Все-таки я еще не совсем здоров, что сильно бесит. Спина ныла и чесалась, внутри груди пульсировала тупая боль, изредка прорываясь кашлем. Поморщившись, стянул верхнюю одежду, поводя плечами. Сейчас пойду в ванну, надо бы содрать мешающую повязку, которая уже заскорузла по краям и сильно царапала кожу. Тихо матерясь и шипя от боли завел руку за спину, что бы почесать или хоть ощупать, как в этот момент вошел Дилан. Вот черт! Как я мог настолько сильно задуматься, что бы пропустить его еще на подьезде. Блять.
- Ох ничего себе... - я услышал потрясенный вздох за спиной и стремительные шаги.
- Да ничего такого там, - проворчал, потянувшись за рубашкой.
- Ну уж нет, братец, я посмотрю, - Дилан уверенно положил руки мне на плечи, сдерживая движение и мягко касаясь самими кончиками пальцев, принялся осматривать спину вокруг повязки. Я едва подавил судорожный вздох, прогоняя невесть откуда взявшуюся горячую волну. Блять, это еще что за реакции?! Между тем, брат осторожно потянул за край, снимая повязку. Я закусил губы, сдерживая стон. Наконец стало буквально легче дышать, и  я ощутил мягкие касания пальцев возле затягивающейся раны. Брат что-то бормотал себе под нос, но я прислушиваться не стал. Замерев, просто наслаждался прикосновениями. Отбросив все лишние мысли и неуместные картинки в голове.
Где-то, на грани сознания, тем не менее скреблась мысль, что я ступаю на опасный путь..

Отредактировано Wolf Vlat (2018-05-28 13:04:09)

+1

33

Влатмир ответил резко мое желание посетить мать, что заставило едва вздрогнуть. Не хотя, но я, все же, признал его правоту, подпирая голову рукой. Рассказ об отце, начавшийся с куска биографии Влата, вызвал невольную улыбку. Мне было приятно узнавать человека, которого никогда не было в моей жизни. Конечно, фантазировать на эту тему я не собирался, прекрасно понимая, что прошлое в прошлом. Однако, такие урывки можно превратить в теплые воспоминания и долго хранить в душе. Влатмир затушил сигарету, поднимая взгляд. Вопрос про мотоцикл застал врасплох. С подобным транспортом, я еще не сталкивался. Решив, что мотоцикл, почти, ничем не отличается от строения велосипеда, неуверенно кивнул. Мои деньги, мужчина отказался принимать, выдавая из собственного кармана. Сунув руку в купюрой в карман, от неловкости снова потер шею. Чувствовал себя на обеспечении у взрослого мужчины. Конечно, теперь я мог называть его "брат", но это не отменяло того факта, что, по сути, мы друг другу чужие люди. Закусив губу, подхватил испачканную кровью куртку, уходя в ванну. Сосредоточено оттирая следы с кожи, думал о новоиспеченном старшем брате. Может, мне требовалось время, может, стоило изменить мысли. Просто, это казалось странным - побратались, так что и суток не прошло, а привыкнуть, толком, не успел. Все же, Магдаррена я воспринимал, как стороннего мужчину, а не близкого друга, человека или родного брата. Из раздумий меня выдернуло появление Влата в крохотной ванной комнате. Дабы он мог пройти к стиральной машине, пришлось посторониться так, чтобы не намочить подкладку у куртки.
- Футболок? Ну, да. - нахмурившись, прикусил нижнюю губу, наблюдая за действиями брата. - С одеждой у меня проблем нет, Влатмир. Не беспокойся на этот счет.
Сообщив о своем уходе, я слабым кивком и быстрым взглядом проводил Магдаррена, почти заканчивая с курткой. Спустя некоторое время, я закрыл дверь нашего жилища, делая два оборота в замочной скважине. Вздохнув полной грудью холодный влажный воздух, прошел к мотоциклу. Долго примерялся, пытаясь выкатить без особых последствий. Не знаю, правда, для меня или для транспорта. Повернув ключ зажигания, выкатил мот на холостом ходу на асфальт, кидая взгляд на дом. Он мне показался одиноким, но самостоятельным и сильным. Окруженный высокой травой, стоял в отдалении от всех домов, позиционируя себя не то изгоем и чудаком, не то наблюдающим за остальными.
Пацан, чем дольше ты думаешь о высоком, тем вероятнее, что всю зиму вы с Влатмиром просидите, трясясь и продавая дрожжи. А виноват кто будет?
- А виноват буду я. - Поджав губы, сел на холодный мотоцикл, движением ноги убирая опорную подножку.
Лесопилка располагалась на окраине, с другой стороны города. В такие моменты, я часто вспоминал большие города, которые видел в фильмах или передачах по телевизору. Там всегда была окружная, кажется, дорога. По ней можно было добраться до любого места у черты города, не выезжая в центр. В Соулстоуне приходилось же толкаться по тихим улочкам, постоянно сбрасывая скорость на поворотах. На подъезде, когда сворачивал с асфальтированной дороги, услышал приглушенный звук работающих пил. Оставил мотоцикл у крыльца в добротный бревенчатый дом, поднялся по лестнице. Дернув на себя дубовую дверь, прошел внутрь в светлое помещение. Да, определенно, дом раньше был жилым. Наверное, хозяин с семьей переехали в город, а старый дом обустроили для работы. Я подошел к столу, за которым сидела женщина, что-то смотря с ноутбука. Завидев меня, она вынула наушник, отвлекаясь от занятия.
- Вы на работу? - она потянулась к разложенным на столе папкам.
- Нет, я за дровами. Хотел заказать парочку прицепов. Ну, знаете, чтобы на зиму хватило. - проследив за движением, подумал о том, что на работу устроится было бы не плохо. - А что с работой, простите? - Я присел на стул рядом с ее столом, поправляя капюшон толстовки.
- Давайте, сейчас начнем оформлять заказ. - Женщина неторопливо щелкнула мышкой, быстрым движением подтягивая очки к переносице. - Пока я забиваю данные, можете взять вот... - она протянула сложенные пополам листы, - тут список вакансий. Кто требуется на лесопилке и, непосредственно, в офисе.
Я поблагодарил, складывая и убирая листы в карман куртки. Пока шло оформление заказа, окинул взглядом помещение - невысокие потолки, три небольших окна, прикрытых занавесками, желтоватый свет, от которого клонит в сон. Женщина задавала вопросы, медленно клацая ногтями по клавиатуре, занося информацию о заказе. Не знаю, сколько я провел, прежде чем принтер выдал распечатку моего заказа, но я успел спуститься в стуле, неприлично развалившись. Сидел, закинув ногу на ногу, упираясь лодыжкой в колено, несколько нервно оправив футболку, толстовку и куртку. Наконец, успокоил руки на пряжке ремня, сцепляя пальцы в замок. Женщина поднялась со стула, проходя к принтеру. Кинув беглый оценивающий взгляд, отметил, что для своих тридцати с хвостиком, ближе к сорока, она выглядит весьма подтянуто. Брюки с высокой талией, подчеркивающие стройные бедра, обтягивающая водолазка с воротом, закрывающим горло, какие-то бусы, висящие на шее. В целом, ничего, но.. Я вздрогнул, когда женщина резко протянула, пихая чуть ли не под нос, бумагу.
- Молодой человек, подпишите экземпляр! - она повысила тон, смотря в глаза. Быстро схватив ручку, расписался в нужном месте, проставив дату. - Вот так, хорошо. В течении четырех дней вам все привезут к дому. Подготовьте, пожалуйста, площадку, куда будут сгружать дрова.
Выразив благодарность за помощь, покинул импровизированный офис. Уложив бумаги во внутренний карман куртки Влатмира, вновь оседлал железного коня. Домой возвращался под накрапывающим дождем. Морось неприятно била по лицу, а при порывах ветра, и вовсе, казалась, мелкими иглами, что вонзаются в кожу. Постоянно приходилось протирать глаза и щеки рукавом толстовки, поправляя слезающий с макушки капюшон. Подъезжая к дому, отметил, что старший брат уже вернулся - в окнах кухни горел свет. Спешившись, завел мотоцикл обратно под навес, накрывая куском плотного материала. Резвой походкой, поднялся по лестнице, в хорошем настроении, после бодрящей поездки, заходя в теплую комнату. Скинув на входе куртку и кеды, прошел вперед, замечая Влатмира в ванной комнате. В приоткрытую дверь было видно, что мужчина пытается снять, пропитавшуюся кровью, повязку. Глубоко вздохнув, стремительно подошел, полностью распахивая дверь в ванну. Я явно застал старшего брата за тем, что он хотел бы от меня скрыть. Пресекая его попытки отстранится, опустил руки на плечи.
- Влат, дай я посмотрю.
Осторожными касаниями, провел по коже около повязки. Стоило ее снять, чтобы посмотреть на процесс заживления тканей. Улавливая дрожь Магдаррена, старался как можно менее болезнено содрать прилипшую повязку. Откинув окровавленный кусок ткани в раковину, обвел подушечками пальцев кожу под повязкой. Невольно выдохнул, пораженный увиденным - рана, практически, затянулась. Ну, по крайней мере, выглядела она так, будто брат пострадал пару недель назад. Собрав эмоции в кулак, стараясь не поддаваться накатывающим волнам страха и беспокойства, снова опустил ладони на оголенные плечи.
- Стоит...нужно обработать рану. Ну, знаешь, она конечно затянулась, но убрать излишки и прочую грязь. - почему голос так предательски дрожал, а? Как будто я боялся этого человека, вернее, его способностей к регенерации.
Мотнув головой, дабы откинуть лишние мысли, быстро сходил за необходимыми лекарствами к аптечке. Открыв теплую воду, намочил кусок марли, прикладывая к ране. Теплая вода должна была размягчить засохшие остатки крови и сукровицы. Мягким движением провел вниз, стирая излишки и отправляя марлю в утиль. Намочив вату антибактерицидным средством, осторожными промакиваниями прошелся по заживающему месту. Подождав, когда подсохнет, наложил свежую повязку, закрепляя пластырем с четырех сторон.
- Думаю, еще завтра и все заживет полностью.
Довольный, от своей проделанной работы, провел пальцами по плечам, мягко и ободряюще поглаживая. Улыбнувшись, посмотрел на брата, выходя из ванной комнаты.
- У тебя есть время доделать свои дела, а я пока приготовлю чай и что-то перекусить. Вид у тебя не важный.
Тихо хмыкнув, удалился на кухню. Быстрыми и точными движениями щелкнул выключателем на чайнике, достал две кружки и высыпал в специальные пакетики чайную заварку. Из съестного приготовил не хитрые бутерброды из ломтиков сыра и найденных в холодильнике овощей. Хорошо бы их было еще поджарить - вышло бы куда вкуснее. Поставив каждому тарелку с двумя сандвичами, разлил по кружкам кипяток, так же опуская на обеденный стол.
- Брат! - громко окликнул Влатмира, садясь за стол.
Пожелав приятного аппетита, молча принялся за трапезу. Когда голод был немного утолен первой порцией сандвича, сделал большой глоток подостывшего чая. Мне не терпелось поделиться с мужчиной произошедшим за день. Я подробно рассказал про свою поездку на лесопилку, сообщив маршрут, если вдруг он решит поехать один. Так же, вскользь коснулся разных ничего не значащих тем - погода, знакомые лица в городе. Не знаю, как, но из головы совершенно вылетело предложение менеджера и то, что в куртке лежали листы с предложением работы. Я неспешно потягивал чай, погруженный в свои мысли. На автомате, не замечая, поправлял толстовку, проводил пятерней по волосам, чуть сжимая пальцы на затылке, потирал шею, смотря в сторону. Может, так влияло какое-то внутренне беспокойство, волнами прокатывающееся по телу.
- Наверное, мне стоит пойти спать. - тихо выдохнул, потирая глаза и поднимая взгляд на старшего брата. - Растоплю камин, чтобы не холодно было спать и пойду.
Странно, что время было совсем не поздним, а уже навалилась усталость. Медленно поднявшись, точно меня тянуло якорем к земле, поставил чашку и тарелку в раковину, проходя мимо Влатмира.

+1

34

Я замер под руками Дилана, боясь вздохнуть лишний раз. Необычные, непривычные и неожиданные ощущения полностью завладели мной, вызывая внутреннее беспокойство и тревогу. Опираясь руками о раковину я склонил голову, отросшие пряди волос упали на лицо, скрывая лихорадочный блеск глаз и закушенные  едва ли не до крови губы. В голове вообще исчезли все до единой мысли, человеческое сознание померкло на краткий промежуток времени. Кажется, я превратился в сплошной оголенный нерв...
Мягкие, почти ласковые касания, осторожная и такая естесственная забота, буквально сводили с ума. Блять. Блять. Блять! Этого не должно быть. Я готов был рычать, сжимая до побеления костяшек край раковины. Дилан, что ты делаешь? Господи, мальчик, ты даже не представляешь что сейчас твориться в моей больной голове. А если бы уловил хоть малый отголосок мыслей - сбежал бы без оглядки куда-нибудь в другой штат. Инстинкты не обманешь, не заткнешь, не задушишь. Что-то внутри отчаянно рвалось, требуя немедленно прервать, оттолкнуть руки и оскалившись рвануть зубами. Жесткое неприятие боролось с желанием обрести близкого человека. Я слишком долго был один. У меня никогда в жизни, после смерти родителей, не было ни одного родного человека рядом, который бы касался меня вот так. Даже с Крис все было как-то иначе...Не знаю в чем разница, но она точно была.
Мысленно дал себе крепкую затрещину. Сука, опомнись, Магдаррен, черт тебя дери! Глухо поблагодарив брата, нашел в себе силы слабо улыбнуться ему в ответ. Благо, мое состояние он списал на события последних дней. Дилан отправился приготовить нам перекусить, я же еще пару минут бездумно смотрел на свое отражение в зеркале. Ненавижу зеркала. Яростно умылся, долго отфыркиваясь и вытирая лицо и намокшие волосы. Взгляд упал на стиралку, вспомнил, что днем ведь запускал ее. Вот же ж блять, старость по ходу наступила. Вынул чистое и уже отжатое белье, понес вешать во двор. Пока развешивал вещи, посетила дурацкая мысль, что кажется становлюсь домовитым хозяином, хах. Обзавелся жильем и семьей. Это дикая на первый взгляд мысль, вдруг отозвалась теплом внутри. Да, все это как-то странно. Да, кто-то мог сказать - блять, да что за ебаные фантазии в твоей голове, очнись, чувак. Тебе епт 35, за плечами сука-жена, едва не прикончившая тебя, полкладбища погибших соплеменников, мразотный характер и алкоголизм. Тебя с трудом терпел даже Ллойд, который сам та еще подлая тварь. Уже давно смирился с тем, что вряд ли однажды обрету семью - близких и родных людей. Не светит мне и точка. Когда день за днем вбиваешь себе в голову эту мысль - она постепенно становится аксиомой. Особенно, когда хорошо знаешь свои недостатки. Можно миллион раз повторить и выжечь клеймом на лбу эту банальщину - обжегся один раз, не значит, что будешь обжигаться всегда. Мол второй шанс и все такое. Нахуй. Так  я решил еще тогда, когда валялся в больнице мучаясь от дикой боли в заживающем пузе...
..Меня нашел Ллойд. Это он мне потом все и рассказал. И я доверял его рассказу, несмотря на всю свою паранойю, усилившуюся стократно, после того, как едва не сдох. Он тогда несмотря на всю мою агрессию и яростную защиту своей личной жизни, копал под Кристину. Рыл носом землю, задействовав все свои связи, и кое-что таки нашел. В тот день, после нашего с ним разговора в забегаловке на 17-й улице, он чувствовал нарастающую тревогу. И когда она достигла апогея, и я не ответил на один звонок, он все-таки пошел к моему дому. Бродил и прислушивался под окнами, не выдержал и вошел в незапертую дверь. Обнаружив меня в луже уже запекшейся крови не надеялся, что выживу. Для верности Крис оставила клинок в ране, но убеждаться, что я испустил дух отчего-то не стала. Уже много позже, раскопав все что можно было по этой истории, мы пришли в выводу, что скорее всего она пыталась убить впервые в жизни. Поэтому перенервничала, испугалась, и не стала добивать, решив, что я умер. На самом деле - найди меня Ллойд позже на пару часов, так бы и случилось...
Недовольно рыкнув, мотнул головой, отгоняя навязчивые воспоминания. Закончив развешивать одежду на провисших веревках, дал себе зарубку - поправить стойки и натянуть новые. Все-таки я здесь не на один день. Вернулся как раз, когда Дилан все выставил на стол, окликнув меня. Обращение резануло слух с непривычки. Признаться, мне и в голову не приходило, что он вполне серьезно примерит на нас роли братьев не только на людях... И это было неожиданно приятно. Сознание легко подстроилось под это, и включило соответствующие инстинкты. Я сел за ужин, внимательно слушая брата. Задавая уточняющие вопросы о месторасположении лесопилки. Пожалуй, стоит заглянуть туда самому и узнать, нет ли вакансий. Устроиться туда на зиму казалось мне хорошей идеей. Но делиться этими соображениями с парнем пока не спешил. Еще чего доброго решит, что обременяет меня. А допустить таких мыслей в его голове я не мог. Да и блять, в чем тут вообще может быть проблема? Ну прибились друг к другу двое - так проще выживать. А к деньгам я и вовсе всегда относился довольно прохладно. Есть - заебись. Нет - ну и хуй с ними, как-то раздобуду. Тем более совсем с голоду помереть мне уже не грозило - я сдавал в аренду свой дом. Тот самый, в котором мы жили с Крис.. По губам скользнула кривая усмешка. После всего, пока я еще полудохлый валялся на койке, Ллойд вместе с парой самый даровитых "нюхачей", облазили весь дом. И нашли много интересного...Распиханные по всем углам, шкафам и под кроватью - крохотные мешочки с волчьей дурман-травой, специальные духи и настойки отбивающие нюх. А самое мерзкое - смесь, имитирующая запах беременной женщины и поддельные результаты анализов. Крис меня обманула и в этом...Сука. Скрипнул зубами, отставляя чашку с чаем в сторону. Со злости сильно сжал в пальцах сигарету и табак осыпался на столешницу. Но Дилан, кажется, ничего не заметил, тоже будучи погруженным в свои мысли. Я проследил за ним задумчивым взглядом, отмечая что парнишку явно немного штормит. Вспомнил, как за столом он беспрестанно поправлял то ворот толстовки, то ерошил волосы. Я было привычно списал это на еще не ушедшую неловкость в нашем общении. Но видимо - ошибся. И да, инстинкты не врут. Как я оказался в двух метрах от стола и как успел подхватить оседающего на пол брата, до сих пор теряюсь в догадках. Но упасть я ему не дал. Осторожно перехватил, поднимая на руки увесистый груз. Нес в постель, отстраненно думая, что это стало традицией - периодически оказываться друг у друга на руках. Едва я уложил мальчика, как тот стал метаться и что-то бормотать. Лоб был влажный и горячий, руки судорожно сжимали простыни. В рефлекторно открывшихся глазах вспыхнула зелень, я вздрогнул, едва не отшатнувшись. Черт, как я мог забыть! Лунный луч пробился между неплотно задернутыми шторами, подтверждая мои догадки. Я как-то пропустил, что полнолуние должно было быть сегодня. Главным образом в силу того, что последние несколько дней был в отвратительном состоянии, организм не хотел тратить силы еще и на превращение. И я не испытывал ни тяги, ни мучений, да и с контролем у меня не было никаких проблем. А вот мальчика накрыло по полной программе. Он явно еще не разу не превращался, а  рассказать что его ждет я не успел. Вот же черт! По-хорошему, с ним рядом сейчас должен быть наставник или кто-то из родителей.  Кого-то другого молодой оборотень при первом превращении просто загрызет. Но с Диланом было что-то не так. Он метался, стонал, кусал губы и крепко зажмуривался, беспрестанно сминая одеяло и шаря руками. Как ему помочь я не знал, но и оставлять не собирался. Сидя на краю постели я осторожно придерживал его за плечи, не давая скатиться с края, кусал губы и едва сдерживал рычание от осознания собственного бессилия. Даже чертов кашель и боль в груди сейчас отступили под натиском все возраставшего волнения.
Тихий шепот:
- Холодно... - заставил меня едва не взвыть. Шумно выдохнув, я лег рядом, крепко прижимая Дилана к себе, стремясь поделиться теплом, успокоить, защитить.. Парень вскоре затих у меня в руках, задышал ровнее и спокойнее. Он крепко обнял меня, вжавшись лбом в ключицу и обжигая  дыханием. По телу прокатилась горячая волна, заставившая стиснуть зубы и вздрогнуть,поглаживающую мальчика по спине, руку. Простое осознание внезапно пролило свет на мои невнятные реакции.
В жизни большинства людей все время присутствую прикосновения - похлопывания по плечу от коллег/сослуживцев, объятия друзей и родных, поцелуи возлюбленных, поглаживания своих детей. Я же всю жизнь был этого лишен. Лишь где-то глубоко внутри тлел инстинкт, выработанный за все годы - прикасаться без желания убить могут только любовники. Все остальные враги. Вот теперь подсознание и пыталось как-то определить этот новый для себя вид взаимодействия. А  по-скольку опыта нет, то и я никак не могу привыкнуть и успокоиться. Конечно, времени прошло всего ничего, глупо ожидать, что вот так сразу все устаканиться и будет привычным. И вот сейчас, крепко сжимая в объятиях казалось бы, совершенного чужого мне человека, я был твердо убежден, что роднее на свете у меня нет никого.

Отредактировано Wolf Vlat (2018-06-15 14:45:54)

+1

35

Каждый шаг давался с трудом. Кажется, я бросил посуду в раковину, где она разлетелась вдребезги. Не знаю, плевать. Мир качался так, будто я корабль в открытом море в самый разгар шторма. По пятнадцати бальной шкале я явно потерпел крушение. Последнее, что запомнил мой замутнённый разум, были едва различимые очертания мебели на кухне, яркий свет лампы на потолке и, кажется, прикосновения Влатмира. Дальше наступила темнота.
Находясь в чёрном пространстве, я упорно пытался подняться, но все было тщетно. Лёжа на боку, упирался одной рукой, надеясь, что смогу встать хотя бы на локоть. Меня, словно, примагнитило к полу. Внезапно, резко начала раскалываться голова от невыносимой боли. Она разрывала изнутри, давила на виски и глаза. Последние вот-вот готовы были лопнуть. Стиснув зубы, зарычал, чувствуя, как от боли начинают течь горячие слёзы. Сильно зажмурившись, я услышал какой-то щелчок, точно звук включателя света в комнате, и потерял сознание.
Дилан. Дилан, открывай глаза. Дилан, блять! Открой глаза, мать твою, Райнер!
Опять этот голос. Даже здесь он не даёт мне покоя. Кто ты, черт возьми?
Зашевелившись, тихо простонал, упираясь лбом в холодную землю. Пахло опавшей жухлой листвой, деревьями и чем-то ещё, чем обычно пахнет лес. Глубоко вздохнув, открыл глаза, медленно принимая сидячее положение. Я, и правда, оказался в лесу. Ночью. Единственным освещением был холодный диск луны. Огромный - как раз, подходящий размер для полнолуния. В свете луны приметил туман, окутывающий лес. Пелена находилась по кромке, точно охраняла лесное пространство от непрошеных гостей. Я бы, наверное, и дальше сидел, созерцая ночной лес, если бы не хруст ветки. Подорвавшись в одно мгновение, кинулся прочь. Бежал не разбирая дороги, куда глаза глядели. Проносился, ловко лавируя между стволами деревьев, постоянно оглядываясь. Внутри было стойкое чувство, что меня преследуют. Невидимым бесшумным призраком скользят по моим следам, готовые наспать со спины. Бежал до тех пор, пока лёгкие не начали гореть, а в боку не закололо. Уперевшись рукой в ствол одного из деревьев, склонился, пытаясь отдышаться. Да что там, я готов был выблевать лёгкие. Каждый вдох давался с трудом, принося больше боли, чем облегчения.
Что за чертовщина происходит? Почему такой реалистичный сон и как мне из него выбраться?!
Краем глаза заприметил движение, что в момент заставило выпрямиться. Из-за другого дерева показался знакомый силуэт. Женский. Такой родной. Мама? Прищурился, все ещё со свистом втягивая воздух. Женщина стояла у дерева не шевелясь, но сомнений больше не было - это, действительно, была Дженна.
- Мам? - я двинулся ей навстречу, но заприметил ещё один силуэт. 
Кажется, это был мужчина. Я плохо видел его: лунный свет не попадал на лицо, загороженное тенью ствола. Однако, понимание пришло само собой - отец. Да, этот мужчина был моим отцом - это я точно знал. Откуда? Черт его поймёт, я же во сне, а такое вполне возможно. По телу растеклось приятное тепло от осознания, что моя семья снова воссоединилась, да. Сейчас мы вместе выберемся из этого места и пойдём домой. Домой, там где тепло, где я могу поговорить с папой, пока мама приготовит нам душистый чай. Широко улыбаясь, я направился к родителям. Чем ближе подходил, тем скорее меркла улыбка, а в груди снова зарождался страх. За их спинами появлялись ещё силуэты - большие, маленькие, плотные, полупрозрачные. Там точно были дети и большие собаки. Волки? По лесу пронёсся пронзительный вой, пробравший меня дрожью до самых костей. Силуэтов становилось все больше и они густой массой надвигались на родителей.
- Да нахрен, нет, - судорожно прошептав, сорвался с места.
Бежать долго не пришлось. В нескольких метрах я увидел Влатмира. Он стоял, широко улыбаясь и протягивая ко мне руки. Уж кто-кто, а он точно знает, что тут происходит.
- Влатмир!
Я кинулся к мужчине, уверенный в том, что сейчас получу поддержку и разъяснения. Бежал, быстро перебирая ногами и не оглядываясь. У его ног клубился туман, лунный свет падал так, что можно было полностью разглядеть Магдаррена. Из глубин леса снова донеся вой, что подстегнуло меня бежать ещё быстрее. Вот он - Влат. Пару секунд, пару метров и я возьму его за руку. В самый последний момент, когда я смотрел ему в глаза, мужчина встал боком, уводя руки назад, сцепляя на пояснице в замок.
На всю жизнь запомню, что бегать по осеннему лесу глупое занятие. Не успев затормозить, я поскользнулся на опавшей листве, падая на задницу. Кубарём скатившись в овраг, пару раз ударился о выступающие корни и остановил свой путь в чем-то мокром.
- Влат, - прошептал, не в силах пошевелиться. Перед глазами все снова плыло, а лёгкие разрывались от огня. 
Глубоко вздохнув, опустился щекой на траву, чувствуя воду. Видимо, в самой низине оврага скопилась вода, которая была прикрыта листвой. Влага медленно пропитывала одежду, кажется, проникая ещё и под кожу. Тело начала бить мелкая дрожь.
- Брат, - хрипло позвал Магдаррена, в слабой надежде, что тот спустится. Сжавшись, подтянул ноги, упираясь носом в колени и обхватывая одной рукой за плечо. - Холодно.
И я вновь потерял сознание. Кажется, были ещё какие-то обрывочные сны, но настолько мимолетные, что запомнить не смог. Однако, на душе наступил покой. Лишь раз я смог уцепиться за нить реального мира. Открыв глаза, смог сфокусировать зрение и осознать, что нахожусь в спальне. Даже, кажется, укрыт одеялом или чем-то тёплым. Обзор был настолько маленький, как будто глаза специально ограничивали зрение. Жарко. Было нестерпимо жарко. Тело, будто, горело в адском пламени. Я чувствовал, как ткань пододеяльника корябает кожу, как она начинает саднить. Я провел пальцами по плечам, спускаясь до локтей и чуть не взвыл от боли. Не то подушечки пальцев были все изранены от волос, не то я сам сильно впился ногтями в предплечья, что содрал верхний слой кожи. Из груди вырывались хрипы, дыхание было тяжёлым и затруднённым, как будто дышал не сам, а через трубку, идущую из самых лёгких по трахее. Стиснул зубы, готовый зарычать от собственной беспомощности. Сжал кулаки настолько сильно, что ногтями впился в кожу ладоней. Уверен, на утро останутся следы.
Молю. Господи, если ты есть, останови это. Пусть меня перестанет лихорадить.
- Пожалуйста, - вырвалось сдавленным не то хрипом, не то стоном.
В тот же момент почувствовал, как моих губ касается что-то гладкое и тёплое, а рот наполняется горячей водой.
С травами? Настойка или чай?
Я жадно пил, едва не захлёбываясь от собственной торопливости. Вода стекала по подбородку, каплями скользя по шее. Возможно, я даже намочил немного одеяло, за что тут же, как собака Павлова, получил внутренний пинок от матери, что я растяпа. Напившись, откинулся на полушки, чувствуя прикосновение ладони ко лбу, осторожное убирание влажной челки назад.
Надо...подстричься?
Хотел было что-то сказать, но тепло окутало тело. Толи оно шло изнутри, толи снаружи - я не понял, но только благодаря ему смог проспать до самого позднего утра без кошмарных снов.
Открыл глаза, когда уже время близилось к обеду. Долго не мог подняться, чувствуя во рту неприятную сухость и головную боль. Конечно, не та, что во сне была, но тоже мало приятная. Одевшись, направился в ванну, чтобы привести себя в порядок. Умывался долго, стараясь не встречаться с собственным отражением. Чувствовал я себя весьма гадко, что желание жить отсутствовало.
Хах, это то, что мужчины в баре описывали похмельем? Да, не здорово так им каждое утро просыпаться.
Вытерев лицо от влаги, быстро покинул ванную, проходя на кухню. Влатмир сидел за столом и, судя по витающему запаху табака, курил. Я же старался вести себя как можно тише, надеясь, что мое появление останется намеченным, что было весьма наивно полагать. Дрожащими руками налил себе из чайника воды, жадно припадая к чашке и осушая в один глоток. Спиной чувствовал пристальный взгляд Магдаррена, но не решался повернуться. Налив ещё воды, поджал губы, рассматривая дно чашки. Собравшись с мыслями, повернулся к старшему брату, проводя рукой по влажным, после утренних процедур, волосам. Когда наши взгляды пересеклись, оформленные преложения вмиг разлетелись, оставляя предательскую пустоту в голове. Влатмир, кротко усмехнувшись, нарушил гнетущую тишину первым.
- Дилан,- он кивнув на стул напротив, - присядь.
Неприятно засосало под ложечкой, но я решил покорно выполнить просьбу Магдаррена и опустился на стул, обхватывая чашку ладонями и опуская голову.

+1

36

Едва Дилан более-менее успокоился, я осторожно встал с постели, мягко высвобождаясь из его объятий. Луна ненадолго скрылась за набежавшим облаком. Что делать, что делать, блять?! Я понятия не имел что переживают сильные полукровки при инициации. Свою собственную же помнил крайне смутно.
Обычно, первые признаки проявляются лет в 12-13 у девочек, и на год позже у мальчиков. Я начал превращаться очень рано и как-то совершенно без усилий. Помнил, что мать с отцом не могли нарадоваться, как легко мне это удавалось. Даже сейчас, спустя многие годы и переобщавшись с множеством сородичей я до сих пор удивлялся, что у них не так. Мне не составляло труда перетекать из одной формы в другую, пользуясь всеми преимуществами ипостаси. У остальных все было иначе - превращение порой было для них болезненным и длительным, мутящим на некоторое время сознание. Когда меня приняли в стаю, я уже превращался в довольно крупного зверя и мои тренировки сильно отличались от тренировок молодняка. Да и позже, когда я прошел все этапы обучения и тогдашний вожак был мной доволен, мне было откровенно не до щенков. Самок слишком мало, не хватает на всех. А в юности мало кто стремиться стать отцом. Так что, что делать с юным оборотнем я не представлял. Беспокойство все сильнее овладевало мною, опасения за жизнь парня сдавливали дыхание. А что если он так и не превратится? А если превратиться - покалечит себя? Черт, да дохрена всего могло произойти. Блять, как паршиво ощущать свою беспомощность! Да и я ему совсем чужой! Недостаточно доверия и общения. Я бессильно зарычал, заметавшись по кухне. Взгляд упал в почти прогоревший камин. Так и замерзнуть недолго. Подбросив дров, немного успокоился. Решение пришло само собой. Без понимая что происходит, парень точно или с ума сойдет или навредит себе. И это будет моя вина. Лучше всего, прервать происходящее. И есть верный способ. Волчья дурман-трава. Я чуял ее в лесу, когда обходи свои новые угодья. Конечно, оставлять мальчика мне не хотелось. Но и помочь ему было необходимо. Убедившись, что пока что он спит спокойно, я вышел за порог дома. Отошел за забор, глубоко принюхался и стек на землю белой тенью. Времени мало. Надо торопиться. Отсекая от сознания лишние запахи, потрусил в лес, сосредоточившись на своей цели. Не позволяя полнолунию будоражить кровь и разум. У меня есть дело. Очень важное дело.
Через четверть часа мне удалось выкопать из-под опалой листвы достаточно стеблей нужной травы. Нести их в пасти было неудобно и опасно, я сам рисковал, слишком сильно сдавив челюсти, потерять сознание. Так я спешил, но с осторожностью. Вернувшись в дом, быстро вскипятил воды и заварил настой. Вернулся я как раз вовремя. Дилан вновь заметался, зовя то мать, то отца, то меня. Я сел на край кровати, поднимая малька на руки, устроив его голову на своем плече напоил отваром травы. Он пил жадно, едва не захлебываясь, и вскоре вновь затих, подчиняясь ее действию. Я уложил его на подушку, укрыв одеялом. Вздохнул, убирая со лба прилипшую челку. Бедный парень.
Я почти не спал в эту ночь, беспокойно просыпаясь и проверяя все ли в порядке с Диланом. В итоге встал на рассвете и занялся домашними делами, что бы хоть как-то отвлечься от предстоящего разговора. А он неминуем. Деваться уже точно некуда. Я успел снять высохшее белье и убрать его в комод. Подмести полы на кухне и наносить дров, прибрать вчерашнюю посуду и заварить свежий чай. Изредка я заглядывал в спальню, что бы удостовериться, что с братом все нормально. Так непривычно вдруг было, что он не встал раньше меня и не приготовил нехитрый завтрак. К хорошему привыкаешь быстро. Вздохнув сел за стол и закурил. Наконец-то мой слух уловил движение и тихие шаги. Дилан проснулся. Он пошатываясь побрел в ванную, стараясь не смотреть на меня, где так долго плескался, что я уже начал волноваться. Он вышел, и все так же не глядя, долго жадно пил воду. Я не выдержал первым.
- Дилан, - позвал младшего брата, - присядь. Надо поговорить.
Он кивнул, сгорбившись сел за стол напротив, продолжая крутить в руках чашку с остатками воды. Я глубоко затянулся, собираясь с мыслями.
- Ты наверное уже давно замечаешь за собой странности. Порезы и ссадины заживают быстро. Ты стал сильнее и быстрее. Тебе снятся странные сны. Временами лихорадит. - Начал перечислять, наблюдая за парнем. Он вскинул на меня испуганный взгляд. - Понимаю, вероятно тебе от этого не себе и ты не знаешь, что происходит. - Он медленно кивнул, продолжая настороженно вглядываться мне в глаза. - Не стоит бояться и переживать. Да, ты отличаешься от других людей. Потому, что ты оборотень.
У Дилана вырвался нервный смешок, а я почувствовал себя шизофреником, убеждающим психиатра, что зеленые человечки существуют.
- Да, я хорошо понимаю, как это звучит. Вот только это правда. Сейчас первая ночь полнолуния. И у тебя едва не случилась инициация - проявление способностей. Да только есть одна загвоздка. Ты полукровка. Твоя мать - человек. А это значит, что ты не обязательно сможешь превращаться.
Я ненадолго замолчал, давая брату время переварить информацию.
- Я тоже оборотень. Именно поэтому не умер от полученной раны, и так быстро вылечился. Можешь подойти и проверить - под повязкой наверняка не осталось и следа.

+1

37

Признаться, я по наивности надеялся на разговор в духе "родителя-воспитателя". Нравоучения по какому-нибудь поводу, ценные указания по жизни и все в таком духе, о чем очень любят говорить старшие. Однако, весь вид мужчины выражал спокойствие и сосредоточенность на темах, явно далеких от простых житейских проблем. Не смотря на всю мягкость тона Влатмира, после его слов по телу прошла волна мурашек. Зародилось неприятно чувство, что меня уязвили в чем-то таком, что я долго пытался скрывать. Его фразы, точно описывающие происходящее со мной, порождали волну страха и больно били. Перед глазами стали всплывать воспоминания. Четко вспомнил, как будто это было вчера, как в порыве ярости опрокинул комод, живя еще с матерью, как она заехала мне шваброй, оставляя ссадины и синяки, а через пару дней на лице даже намека на них не осталось. Вспомнил странные сны про лес и как просыпался посреди ночи с рвущимся из груди утробным рычанием. Я хоть и старался держаться невозмутимо, но резко поднятый в испуге взгляд, уверен, выдал меня.
Черт, Влат, откуда? Как точно, как четко. Весьма проницательно, хах.
Я медленно кивнул, не отводя взгляда. Столько времени я скрывал это, точно больной чумой или иной губительной заразой. Боялся лишний раз выдать себя. Ну, благо, сейчас не Средневековье и меня, конечно же, никто бы не стал сжигать на главной площади, но казаться чудаком в глазах сограждан желания не было.
- Оборотень? - я невольно усмехнулся, слабо покачав головой. Что-что, а такого оригинального заявления я никак не ожидал, да еще от мужчины, у которого, на вид уж точно, все в порядке с головой.
Брат несколько осадил разворачивающееся внутри сомнение. От упоминания матери тихо хмыкнул в сторону, чуть морщась. С другой стороны, некоторые мотивы для ее поступков были теперь ясны - Джена хотела оградить меня, защитить от её прошлого. Наверное, поэтому переехала, чтобы стать дальше от волчьей "братии", поэтому забралась чуть ли не в самые горы, не давала свободы, заключив всю мою жизнь вокруг себя и нашего бара. Как мать она, боялась этой встречи всю жизнь, но ее труды оказались не оправданы.
Скорее всего, Джена знала, что я лишь на половину человек. Смогла бы она принять правильное решение, когда это стало бы необходимым?
От информации и собственных мыслей начала болеть голова. Потерев глаза, уставился в одну точку на поверхности стола. Внутри разворачивалась война: холодный разум говорил, что потустороннего и мифического не существует, но тут же натыкался на стену неоспоримых доказательств. Брат замолчал, давая время на подумать. Отставив чашку в сторону, провел рукой по волосам, чуть взъерошивая. Не то, чтобы я выпал из реальности, но очень хотелось, чтобы разговор был не про меня. Признаться, я растерялся, испугался и не знал, что делать.
Тихо охнул, откинувшись на спинку стула, когда Влат, в очередной раз, ошарашил меня. Я до последнего упирался в собственных мыслях, убеждая, что Магдаррену просто повезло со свойствами кожи. Ну, вот может у него восстанавливаться все за пару дней. Может, какой-то феномен, а он, прост, никому не рассказывает.
Аж поржать охота, Дил. Наивно, ничего не скажешь.
Однако, предложение - проверить затянувшуюся рану - весьма заинтриговало. Несколько резко поднявшись, подошел к мужчине, цепляясь взглядом за повязку. Коснувшись пальцами, осторожно отогнул край, ожидая увидеть затягивающуюся рану. Однако, ничего кроме тонкой белой полосы - шрама от вошедшего лезвия - не было. Словно, Влат просто зацепился за сухую ветку, расцарапав кожу. Неровно сглотнув, окинул взглядом старшего брата, чуть отходя.
- Ого, хах, ничего себе. - облизнув губы, склонил голову и потер рукой лицо. Нужно было сходить проветриться. Стены дома, какими бы родными они не стали, начинали давить и нервировать. - Схожу до магазина, куплю чего-нибудь пожевать нам.
Влатмир слабо кивнув, тихо усмехнувшись. Давить и останавливать он не стал, за что я был очень благодарен. Переодевшись в плотную толстовку, натянул на макушку капюшон, а сверху накинул, уже полюбившуюся, куртку Влата.
Выйдя за территорию, уверенным шагом направился в сторону центра. Целесообразнее, по времени, было взять велосипед, но мне хотелось пройтись. Новый день не радовал погодой. С гор спустились плотные облака, казалось, задевающие брюхом верхушки деревьев. В воздух был густым и влажным, хотя, кому-то может показаться что освежающим. Поежившись, сильнее натянул капюшон, опуская голову. Не столько, чтобы согреться, сколько закрыться от чужих взглядов. Было стойкое ощущение, что каждый проходящий слышал наш с братом утренний разговор. Внутренне напрягался, когда видел прогуливающихся с собаками. В голове лихорадочно возникали мысли, что псины меня непременно раскусят. Не дойдя пары кварталов до продуктового, свернул на тихую улицу. В конце располагалось невысокое двухэтажное здание с башенкой и устремленным ввысь штырем. По центру башенки располагались часы, так символично напоминающие о скоротечности времени. Ниже, большими буквами, было выведено само название постройки - "Библиотека". Точнее, она была так названа больше для пафоса, нежели отображала реальное наполнение. Внутри, как было мне известно, находились архивные дела на каждого жителя города. Там же хранились старые выпуски газет, книги, попадающие в город - местные отличались странной особенностью - найдя книгу, они непременно относили ее в библиотеку, с гордостью считая, что делают большой вклад в развитие Соулстоуна.
Отворив массивную дубовую дверь, я прошел внутрь. В центре вестибюля за широким столом сидела женщина. Низко склонившись, она, под слабым светом настольной лампы, читала книгу. Бесшумно ступая, я подошел к столу, упираясь ладонями о край. Кажется, хозяйка была настолько увлечена чтением, что не замечала ничего вокруг. На мой тихий кашель, она резко вскинула голову, смотря на меня через большие толстые очки.
- Я могу вас попросить? - прошептал, чуть склоняясь, дабы не нарушать стоящую тишину.
- Молодой человек, вы меня очень напугали, - тяжело вздохнула библиотекарь, снимая очки. - Что хотели?
Чет не особо было видно, что ее тело бьется в конвульсиях от страха, но я быстро оставил эти мысли. Моя цель заключалась совершенно в другом.
- Хотел поинтересоваться, нет ли в вашей огромной библиотеке каких-нибудь книг про оборотней? - широко улыбнулся, видя, что отпущенные комплименты возымели успех.
- Это вы правы, юноша. Библиотека нашего города большая и в ней можно найти что угодно, - женщина обратилась к компьютеру. Свет от экрана отражался в линзах очков, пока она просматривала базу. - А вам для чего?
Выпрямившись, сунул руки в карманы, обводя взглядом первый этаж библиотеки.
- Понимаете, сейчас мало чем можно удивить девушку. А рассказы про страшных чудовищ, которые обитают в лесах, любого молодого человека выставят в лучшем свете. Особенно, если знания в этой области глубоки и обширны. - довольно ухмыльнувшись, вернул взгляд на библиотекаря. - Что испытает прекрасная дева после таких рассказов? Желание быть защищеной, я ведь прав?
Я пожал плечами, улыбаясь и снова обводя взглядом высокие шкафы - от пола до потолка - полки, которых заставлены самыми разными книгами.
Пиздишь, как дышишь.
- А вы интересный юноша, да еще и сообразительный. - Женщина улыбнулась, прокручивая пальцем колесико компьютерной мыши. - У нас есть две книги, но это, скорее, художественная литература. Ты ищешь что-то с более прикладными знаниями, я правильно поняла?
- Верно. - я слабо кивнул, задумчиво кусая губу. Я шел в надежде, что в библиотеке найдется книга, которая расскажет мне чуть больше, чем  я знаю, чтобы не выглядеть в глазах брата необразованным дремучим человеком. Хотя, я просто не люблю, когда в чем-то слаб или не достаточно осведомлен. Подкашивается уверенность, заставляя чувствовать себя при разговоре неуютно. - Ну, что ж, хорошо. Давайте тогда что-нибудь про индейцев.
Улыбнувшись, провел пятерней по волосам. Не про оборотней, так про этих ребят почитаю. У них интересная жизнь, полная опасности и приключений, спорных правил, неоправданных надежд. Влатмиру скажу, что кто-то оставил на лавочке, а я решил притащить домой.
Поблагодарив хранительницу пищи для ума, покинул здание библиотеки. За это время немного распогодилось - слабые лучи солнца пару мгновений скользили по земле, а после снова пропадали за облаками. Ветер был уже не таким сильным, но все еще задувал под одежду. Сунув книгу во внутренний карман куртки, отправился в сторону леса. К месту, где я мог полностью успокоить свои мысли, да побыть в одиночестве.
Кряхтя, едва не падая на скользком склоне, я медленно полз вверх. Цеплялся за стволы деревьев, помогал себе сучком, который подобрал по дороге. Уже проклял свое решение пойти обходным путем, чтобы не быть замеченным матерью или братом. Однако, мои усилия того стояли. Пару рывков и вот я уже вижу "свое место". Добравшись до каменного выступа, уселся на самый край, засовывая руки в карманы и свесив ноги. От холода и влажности в лесу, кожа неприятно саднила, а пальцы стали холодными. Сжимая и разжимая руки в кулаки, глубже засунул кисти в карманы. К моему удивлению в одном из них нашлась квадратная коробка, которую я прежде даже не нащупал. Достав из кармана руку с "кладом", был несколько разочарован, что это всего лишь пачка с сигаретами.
Не хочешь открыть?
Поддавшись внутреннему голосу, открыл пачку, в которой оказалась пара сигарет и засунутая зажигалка. Весьма удобно, когда все лежит одном месте.
Не хочешь попробовать?
Теперь внутреннему голосу вторило любопытство. Искать сакральный смысл в том, зачем люди курят я не собирался, а вот попробовать - можно. Достав одну сигарету и зажигалку, чувствовал себя ребенком, который трогает то, что родители долгое время запрещали. Даже оглянулся несколько раз, дабы убедиться, что в лесу и на ближайшие километры я один. Обхватив губами фильтр, неуверенно щелкнул зажигалкой, поднося пламя к бумаге. Та тут же захрустела, моментально поджигаясь от высокой температуры. Рот наполнился неприятным горьковатым привкусом, но легкие свободно пропустили дым глубже.
- Чет как-то странно. - нахмурившись, я сделал еще тягу, подсознательно ожидая приступа кашля. Видимо, за время работы в прокуренном помещении, я таки стал пассивным курильщиком. Вопрос был лишь во времени, когда сам начну курить.
Подтянув ногу, обхватил ее рукой, упираясь подбородком в колено. Делая неспешные затяжки, поправил капюшон, натягивая до середины, и плотнее закутался в куртку брата. Как бы что не говорили, не считали глупостью, а начиная курить действительно чувствуешь себя взрослым.

+1

38

Я ждал. Нужно дать парню время обдумать мои слова. Найти в них логику и сопоставить факты. Я буквально кожей ощущал, охватившее его волнение. Еще бы. Не каждый день такое услышишь. Пока брат переваривал мои слова, снова закурил, скользя почти невидящим взглядом по кухне. Дилан напряженно думал о моих словах, и как за соломинку уцепился за мою фразу про шрам. Он стремительно подошел, заходя за спину и на мгновение замер, прикасаясь к повязке. Подавив защитную реакцию, напомнил себе, что этот мальчик теперь мой брат, свой, ему нужно доверять. Он осторожно снял "заплатку", водя чуть подрагивающими пальцами по коже. Я едва заметно вздрогнул, проглотив судорожный вздох. Уймись, мать твою! Ну да, он трогает. А как бы ты проверял? Точно так же! Все, блять, харе! Убедившись, что я прав, парень отошел, перепрыгивая потерянным взглядом с предмета на предмет. Я больше не стал пока ничего добавлять к ранее сказанному. Сначала, он должен в полной мере осознать и принять новую информацию. Свыкнуться с ней. И моя роль - лишь наблюдателя, до поры до времени. Дилан оделся, сообщив что пойдет за продуктами. Как бы не так, денег в куртке всего пара смятых десяток. Да и меня не обманешь. Но ему и правда стоило побыть одному. Развеяться и успокоиться. Так что останавливать или что-то говорить я не стал, лишь кивнув на прощание. Единственное о чем я волновался, это как бы он не пошел к матери за пояснениями. Это может кончиться не очень хорошо. Вряд ли она отошла после нашей последней беседы. Так что в сторону бара меня вовсе не тянуло. Черт, придется найти себе новое место, где можно будет посидеть и пропустить стаканчик-другой.
Брат ушел в моей куртке, вот блин, я понял это только спустя несколько минут. Я совсем позабыл, что купил ему обувь и одежду. Аррррр, старею! Но в любом случае, пока что выходить из дома я не планировал. Да и если что - не замерзну пока. Снег еще не выпал. Бросив короткий взгляд в окно, увидел густые серые тучи, закрывающие небо. Еще не выпал. Но сегодня-завтра уже начнутся снегопады. Здесь, у гор, зима начинается раньше. И то, что сейчас на календаре первые числа ноября, означает лишь, что она со дня на день заявит свои права. Станет еще более холодно и сыро в нашем скромном жилище. Чертов кашель усилится и мне будет совсем тяжело дышать. Этот промозглый холод снова заберется за грудину, сжимая поврежденное легкое своими холодными пальцами. Я поежился, радуясь, что брат ушел и не видит меня сейчас. Встав, подкинул еще дров в камин и накинул футболку и рубашку.
Брат...Налив еще чаю, немного подумал и отставил чашку в сторону, доставая с полки бутылку рома.
А что я сам испытал, когда родители все мне объяснили? Я не помню... Стало страшно. Время забирает у нас очень многое. В том числе и самое светлые воспоминания. Или может это уже лично мое свойство характера, помнить лишь плохое? Для меня было само собой разумеющимся то, что мы - оборотни. Вот такая у нас семья. Кто-то афроамериканец, кто-то - мексиканец. А мы вот такие. Детская психика гибка и легко воспринимает подобные вещи. И у меня не было ни лишних вопросов, ни опасений, ни моральных дилемм, свойственных уже сформировавшемуся сознанию. Я просто наслаждался своими способностями. Превращался в щенка, бегал по дому, путаясь под ногами у родителей, тыкаясь носом во все щели и непрестанно что-то опрокидывая. Мать ругалась, отец смеялся. Мы стали посещать общинные собрания. Наша семья жила далеко на юге, в Калифорнии. Здесь обитали восновном редкие виды оборотней - койты, змеи, птицы. Буквально по два-три представителя. И полярный волк среди них смотрелся более чем колоритно. И все было хорошо, почти сказочно.. Пока не пришли охотники. Я помню, как мы бросив в машину лишь самое необходимое, покидали родной дом. Как отец ворчал, что надо было селиться во Флориде или Луизиане, туда охотники бояться соваться, и там раздолье... Хорошо помню, как на ночной трассе нас нагнал тяжелый джип и кто-то стрелял по нам, продырявив бензобак. Как мы бежали задыхаясь, по окраине Альбукерке, пытаясь спрятаться в трущобах. Как по пятам следовали охотники...Сглотнув, мотнул головой, отгоняя воспоминания. Сделав большой глоток рома прямо из бутылки, глубоко затянулся. Удушающий кашель немедленно напомнил мне, кто тут сейчас хозяин положения. Я согнулся над столешницей, борясь с болезненными спазмами, молнией метнулся в ванную, едва успев склониться над унитазом. Блять! Я задыхался в приступе кашля, выблевывая все, что успел выпить, едва не захлебнувшись, когда ром пошел обратно. Сука! Вымывшись, со злостью посмотрел на свое отражение. Охуенный из меня оборотень, ничего не скажешь! Шкура вся в дырках, кашляю как туберкулезник! Глаза снова поменяли цвет, став прозрачно-зелеными, с едва заметными золотистыми искрами. Ну да, я же превращался ночью, ипостась рвется наружу, желая насладиться полнолунием. Но это не сейчас. Позже.
Пошатываясь и потирая ноющую грудь вышел из ванной, мгновенно вскидываясь. Кто-то чужой. Стремительно пересекая комнату до входной двери, уже успокоился, учуяв запах. Привезли дрова и шофер ошивался у калитки, пытаясь найти звонок. Я вышел на крыльцо, вскидывая ладонь в приветственном жесте.
- День добрый! Дрова?
- Да, заказ с лесопилки, - пробасил плотный мужик с густыми усами. - Накладную покажите и будем выгружать.
Я похлопал по карманам, в поисках заветной бумажки, но тут же вспомнил, что все заказывал Дилан. Блять! Он же ушел в моей куртке, в ней же и ездил заказывать на лесопилку.
- Обождите, сейчас принесу, - я кивнул, возвращаясь в дом. Черт, черт, черт! Только бы он ее выложил, только бы выложил! Я кинулся в спальню, открывая верхний ящик комода. Так и есть! Умница, младший брат, выложил бумаги. Я разобрал листки, мимоходом отмечая что там есть список вакансий, а вот и накладная на два прицепа. Отлично, с остальным ознакомлюсь позже. Я вышел во двор, предьявил бумагу  и открыл ветхие ворота, запуская грузовик во двор. Поленница была почти пуста, так что выгрузка прошла быстро. Распрощавшись в водителем, я прошелся вдоль кучи дров, скидывая в нее, вывалившиеся в стороны. Повезло, что навес большой, да еще и с заградительной стенкой - можно было легко задвинуть или отодвинуть деревянный щит, скрывающий дрова от непогоды. По хорошему - стоило бы все это сложить. Но как по мне - пустая работа. Поместилось, снегом не заметет, на дожде не подмокнет - вот и хорошо.
Снова прошелся по двору, покуривая и отмечая взглядом где и что стоит подправить. Не все из этого, можно сделать когда выпадет снег. Досадливо рыкнув, я скинул рубашку, взял лопату и принялся за дело. Вытащив покосившиеся столбики, вкопал заново, благо сами они в замене не нуждались. Сделал ямы глубже, засыпал щебнем и битым кирпичем из кучи за поленницей. Еще и кувалдой вбил посильнее. Заново натянул бельевые веревки, заменив их на новые и не растянутые. Подправил забор в тех местах, где он покосился - где-то заменил пару досок, где-то подбил подпорки и столбики. Смазал петли калитки и ворот. Теперь совсем другое дело. За работой время пролетело незаметно. Опомнился, уже когда вечерело. Сумерки осенью опускаются очень быстро. А Дилан так и не вернулся. Внутри похолодело. Усилием воли, заставил себя успокоиться. Если он где-то бродит - холод пригонит его домой. Я не строгая мать, орать и психовать не буду. Но что если он действительно подался к матери? Господи..А что если решил, что я какой-то псих (что в какой-то мере не лишено истины, черт возьми) и передумал жить со мной под одной крышей? Паника начала затоплять сознание. А вдруг с ним что-то случилось? Скоро взойдет луна, и ему снова может стать плохо. Блять! Я перекинулся и быстро взяв след, потрусил в поисках своего младшего брата. Прячась в тенях и проулках, за мусорными баками, бежал как можно быстрее и стараясь не быть замеченым. Тревога за парня сжирала меня изнутри. Так, вот тут он повернул на перекрестке, так и не дойдя до закусочной, пошел в другую сторону. На улице быстро темнело, я же призраком несся по следу, активно принюхиваясь. Он заходил в...библиотеку??? Досадливо дернув ушами пошел дальше по следу. Современные дети. Хоть не в магазин за фильмами про оборотней и на том спасибо. Нет, серьезно? Брат, ты думаешь правду про наше племя можно найти в каких-то книгах, напечатанных в типографии тысячными тиражами? Господи. Чихнув из-за шлейфа книжной пыли, побежал дальше. Так, след уводит в лес. Я тщательно обнюхал тропинку, проверяя не шел ли кто за ним. Вроде бы нет. Запах уже почти выветрился, что свидетельствовало о том, что он прошел здесь не менее четырех-пяти часов назад. Недовольно рыкнув, пустился вдогонку. Благо здесь в лесу, можно не скрываться. На кого бы я тут не наткнулся, волк в лесу - это нормально. Чем дальше я заходил, тем более знакомым все становилось. Ну конечно! Место, где я его впервые обнаружил. Принюхавшись уловил сигаретный дым. Блять, да ладно! Нет, серьезно?! Я пошевелил ушами и дернул хвостом, выражая крайнюю степень удивления и недовольства. Вот же негодник! И почему с детьми вечно одни проблемы, а уж как воспитывать щенка я и вовсе не имел ни малейшего понятия. Тяжело вздохнув и фыркнув, стал осторожно приближаться, скрываясь в подлеске. Вот и памятный холм с раскидистым деревом. Все верно. Дилан сидел там и курил, задумчиво глядя в пространство. Мелькнула мысль так и подойти. Но я быстро ее отмел. Оборотни не могу разговаривать, превращаясь. Строение гортани не позволяет. А так - я его еще больше напугаю. Перекинувшись в человека, медленно поднялся, подходя.
- Ну, как ты тут? - я опустился рядом, на камень.

+1

39

Неспешно затягиваясь, скользил взглядом по, открывающемуся с выступа, виду. Деревья стояли совсем голые - стволы и корни были укрыты опавшей листвой. Где-то еще пробивались желтые пятна опада, но большинство уже лежало жухлым влажным покрывалом. Через пару дней, скорее всего, вся земля будет укрыта первым белоснежным покрывалом. Если в городе снег тут же растает, то здесь в лесу, в каких-нибудь низинах, нет. Глубоко втянув носом сырой воздух, чуть прикрыл глаза, медленно выдыхая через рот. Стоило упорядочить мысли, да и просто обратиться к своему сознанию. По-правде говоря, было несколько неловко, что моя осведомленность об оборотнях была, если не ниже плинтуса, то ниже уровня моря точно. Искать информацию в книгах или фильмах было несколько опрометчиво, учитывая, что и авторы, и сценаристы с режиссерами, любят преувеличения. С другой стороны - в каждой шутке, есть доля правды, так почему бы и нет.
Проведя пятерней по волосам, уперся рукой чуть поодаль за спиной, облокачиваясь. Камень холодил кожу на ладони, не желая сдаваться и продолжая перенимать из тела драгоценное тепло. Медленно опускались вечерние сумерки. В лесу это ощущалось куда лучше - сидя на уступе, можно было увидеть, чуть прищурившись, как в городе зажигаются первые фонарные столбы, как вернувшиеся с работы жители включают в домах свет. Те, кто живут у самой кромки леса, освещают фарами от своих машин подножье горы, а потом мягко тормозят на своих парковках у дома. Этим мне и нравился уступ - сидя на нем можно было видеть окраину города, почти, как на ладони, но при этом оставаться незамеченным. Сдвинься я чуть правее, так тут же бы разглядел дом матери, а через четыре крыши - Одри. Я криво усмехнулся, невольно сравнивая обе своих жизни. До Влатмира все казалось таким, как в болоте. Мне было уютно, что я знаю свой распорядок дня, недели, года, что у меня есть уверенность в завтрашнем дне, что у меня не будет  трудностей - потому что я никуда не двигаюсь. Жил "удобной" жизнью, медленно утопая в этой теплой, вязкой трясине. С появлением Магдаррена в нашем баре - все резко поменялось в моей жизни. Хах, меньше чем за пару месяцев я успел потерять любимую девушку, поругаться и свалить от матери, узнать, каков был мой отец и найти своим странностям объяснение, не без помощи - теперь уже - старшего брата. А, еще и обрести старшего брата в лице Влатмира Магдаррена, похожего, на первый взгляд, на путешественника, алкоголика или просто человека с непростым жизненным путем.
- Ну норм так, чо, - ответив сам своим размышлениям, я выпрямился, отряхивая руки от каменной пыли и грязи. - А я уж начал переживать, что так скучно и пройдет моя жизнь.
Свесив ноги с уступа, кинул взгляд вниз - высота, как у этажа третьего, не выше. Если что, всегда можно спрыгнуть и кубарем, буквально выражаясь, скатиться к подножию горы, а там сразу и асфальт, и дорога к дому. Устроившись на самом краю, поправил капюшон, вновь обращаясь к пачке с сигаретами. Закурив, повел плечами от прошедшего по спине холодка. Вечерами в лесу становилось холоднее сидеть. Через пару недель придется забыть о подобных прогулках и проводить время в доме или сидя на крыльце. Из-за этого я и не любил зиму - вся жизнь заканчивается в четырех стенах, либо приходится надевать много одежды. Делая затяжку за затяжкой, размышлял о том, что стоит помочь Влатмиру с домом: завершить ремонт, разобраться на чердаке, может, подлатать прохудившиеся части. Хотя бы потому, что мужчина приютил у себя и, грубо говоря, обеспечивал. Сгорбившись, уставился взглядом на один из фонарей, что виднелся между стволами деревьев, продолжая курить.
Черт, сегодня же должна была придти поставка дров. - тихо хмыкнув, проверил карманы еще раз, чтобы удостовериться, что накладные я выложил. - Ладно, хорошо, что я их выложил.
Кхм, наверное, стоило помочь старшему брату. Все таки, он нянчился со мной ночью, а я его так эгоистично оставил, да еще и не помог с разгрузкой дров. Медленно просыпающаяся совесть начинала подгонять в сторону дома. Хотел было уже подняться, как рядом опустился Влат. Я ощутимо вздрогнул, резко оборачиваясь к мужчине. Чуть прищурился, рассматривая пришедшего.
Что за нахрен? Влат начал за мной следить или просто побеспокоился?
- Нормально, - неопределенно покачал головой, тихо усмехаясь. - Почти осознал твои слова, хоть и поверить в то, что оборотни существуют было трудно.
Затушив бычок о камень, смял основание и фильтр, закладывая под камень.
- Ты это, ну, я тут в кармане сигареты нашел, - подняв взгляд, улыбнулся брату, - В общем, парочки уже нет.
Тихо посмеявшись, отвернулся вновь к городу, тяжело вздыхая. Я находился в лесу с оборотнем. С таким огромным и страшным зверем, который может разорвать любого в клочья. И он сидит прямо за мной, за спиной. А что если?.. Мысли мыслями, но мне было интересно узнать каков Магдаррен в ипостаси. Кажется, так это называется. Я задумчиво провел рукой по волосам, зарываясь пальцами и чуть сжимая. Брат, поднявшись, мягко похлопал меня по плечу ладонью. Тихим голосом, с ноткой усталости, но и облегчения, он предложил медленно двигаться в сторону дома. Я обхватил его крепкую ладонь в замок, и Влат помог подняться с холодного камня.
Практически весь путь до дома мы прошли в молчании. Лишь под конец, когда Влатмир закурил последнюю сигарету, прежде чем переступить порог дома, я осмелился на вопросы. Спрашивал про места обитания, возможные окрасы, наличие врагов. Хотел знать, как в толпе выцепить взглядом возможного представителя. Чувствовал себя очень неудобно и неуютно, еще больше натягивая капюшон и закутываясь в куртку. Встречаться взглядом не хотелось, а потому, я шел опустив голову, вперившись взглядом в асфальт. Конечно, хотелось больше узнать о своей нынешней судьбе и о самом Валтмире, дабы знать с кем хоть постель и крышу делю, но стеснение пересиливало любопытство. Слушая брата, кивал, пару раз задав уточняющие вопросы.
- Хм, вот оно как, понятно. - Кивнул, поднимаясь по ступенькам на крыльцо. - Я вижу, что ты зря времени не терял и без дела не сидел, братец. Здорово все сделал, очень хорошо получилось.
Я тепло улыбнулся, приваливаясь плечом к косяку в ожидании, пока мужчина откроет дверь.
Может, стоит спросить. Решайся давай, ну.
На последнем обороте ключа, я тихо позвал брата, привлекая внимание. От его взгляда стало еще труднее выдавить из себя слова. Кровь мгновенно прилила к щекам, а горло пересохло. Я рассеяно разглядывал лицо мужчины, отмечая отросшую щетину, одну прядь челки, заправленную за ухо, сосредоточенный взгляд, как будто он не переставая о чем-то думал.
- Брат, а сегодня ночью... - я облизнул губы, судорожно втягивая воздух, - ну, тоже так же будет, как и вчера?
Влат тихо усмехнулся, выпрямляясь и открывая дверь. Не прерывая зрительного контакта, брат мягким движением руки завел домой, проходя следом и закрывая дверь.

+1

40

Я лишь хмыкнул и покачал головой на его слова о курении. Что ж, у каждого свой путь во взрослую жизнь. И если он решил начать с этого - путь так. Не мне его поучать или осуждать.
- Ладно, кури если охота, - усмехнулся, вставая и подавая руку. - Пойдем домой, уже холодно.
Мы неспешно шли по лесной тропинке, огибая город по широкой дуге. Я видел, что Дилан явно о чем-то напряженно раздумывает. Но торопить его не стал. Мне тоже было о чем подумать. И наконец успокоиться - слишком разволновался, когда младший брат так надолго пропал из поля зрения и слишком обрадовался, найдя его.
Я испытал доселе совершенно позабытое чувство облегчения. Я действительно тревожился за парня, чувствуя на своих плечах немалую ответственность за него. Я не знаю, требуется ли ему моя забота, да и не очень-то умею ее проявлять. Если задуматься - я прежде никогда так близко не контактировал с детьми. Блять, Влат, хватит звать его ребенком, сука! Просто не общался ни с кем, настолько младше меня. Да и в целом, если задуматься, с кем я близко общался? Ллойд первым пришел на ум. Да, пожалуй я бы мог назвать его другом. Хоть мы регулярно грызлись, стоило оказаться на одной территории. Но он спас мне жизнь. Да и в целом не раз вытягивал и переделок. И я точно знал, что могу на него положиться, если случится что-то, с чем я не смогу справиться. Но мы никогда не делились личным. Я вообще никого не допускал в свою душу и сердце. А после истории с Крис и вовсе стал еще более нелюдимым, чем прежде. Многих из стаи знал, многие знали меня, даже те, с кем я не был знаком. Хотя я не считал, что это хорошо. Чем меньше ко мне внимая, тем лучше. Но как бы я не старался, все равно вызывал какой-то нездоровый интерес и у оборотней и у людей. Куда бы не завезли меня колеса байка - непременно что-то происходило.
Некстати вспомнилась история, произошедшая со мной в Нью-Йорке. Черт меня занес туда еще хуй знает когда, еще до Кристины даже. Я там пробыл совсем недолго - слишком большой город, слишком много людей. Я был совсем сопляком, года на четыре старше Дилана, только-только в памяти улеглись события "бойни", когда охотники накрыли общинное логово, и многие выжившие разъехались кто куда. И я в том числе. Ллойд же остался в Монтроузе, подчищать хвосты и заметать следы. Просил и меня, но я тогда, получивший тем самые шрамы на плечах, от не в меру увлекавшегося холодным оружием охотника, и едва не подохнув от попавшего в кровь серебра, решил что хватит с меня. Нужно было время все осознать, подумать, взвесить. И вот, я второй год колесил по штатам. Кажется тогда я и понял, что нет мне нигде места. У меня было желание, как ни странно, где-то осесть и вести спокойную жизнь. Как все. То, что я к тому моменту уже успел пережить, давило и мучало, возвращаясь в ночных кошмарах, в бесконечных картинках воспоминаний. И мне хотелось нормальной жизни. Не терять больше родных и близких, не хоронить сородичей, не сражаться с безумными фанатиками... Как-то так вышло, что я ухитрился вляпаться в историю даже там, где оборотнями и не пахло. Не любим мы большие города. Общины и стаи если и селятся в столицах штатов, то только если там достаточно спокойно. Что в общем-то невыполнимое условие. Так что я надеялся просто оторваться на всю катушку в городе больших возможностей. И что же я там увидел? То же, что и везде - трущобы, толпы нищих и сумасшедших на улицах, грязь, скрытую за мишурой. Бандитские разборки в трущобах, беспризорников и бродячих животных - море их. Что я испытал? Разочарование. Горечь. Я имел глупость, воспользовавшись способностями, спасти одну девченку на улице. Она рассыпалась в благодарностях, пригласила к себе. Вечер был очень хорош, и в постели она оказалась просто огонь, если бы не одно "но".  Она видела, как я разделался с нападавшими. Очень хорошо видела. И спасла меня только паранойя, выработавшаяся за проведенные на улице годы - я уже засыпал, когда она тихо встала, направившись в ванную и включив воду. Но я услышал, как она кому-то звонит. Если бы не выработанный рефлекс быстро сматывать удочки, я бы до сих пор был лабораторной мышью в каком-нибудь закрытом военном институте. И ведь ничему жизнь не научила, я через пару лет повелся на Кристину, блять. Передернув плечами, я вернулся в реальность, где мы с Диланом уже почти дошли домой. Я закурил, краем глаза наблюдая за парнем. Кажется сейчас меня ждет нескончаемый поток вопросов. Вобщем-то я не ошибся. Брат оказался очень любознательным, настолько, что я даже немного растерялся. Как и что ему говорить? В какой последовательности? Черт, черт, черт. Я с удовольствием был готов поделиться с ним всем, что знаю. Но с чего начать? Ведь очень многое щенки впитывают с молоком матери... Я решил выдавать информацию дозированно, вкратце пробегаясь по каждому вопросу. А развить интересную тему можно в любой момент.
- Вот что, брат, - я потер подбородок, подбирая слова. - Я постараюсь рассказать тебе все, что тебе интересно, и что ты должен знать. Но прежде..мне не приходилось кого-то так просвящать, и я могу что-то упустить, ты не стесняйся спрашивать, все расскажу.
Дождавшись нетерпеливого кивка, приступил к пояснениям.
- Перво-наперво, думаю ты понимаешь, что способности следует скрывать. Кроме того, что люди крайне негативно реагируют на тех, кто как-то от них отличается, ты должен знать самое главное - слухами мир полнится. Если ты засветишься, к примеру подняв за бампер машину, спасая котенка, тебя запомнят. О тебе будут говорить. Это очень плохо. Оборотней очень мало. Мы ведем конечно своеобразный реестр, хоть за всеми не уследишь, но по примерным подсчетам, всего на все штаты, не наберется и сотни. Это по самым смелым прикидкам, и если брать все виды. Да, есть не только волки, - ответил я на уточняющий вопрос. - Но остальных очень мало, буквально пара десятков. Вымирают, увы. Но сейчас о другом. Есть люди, которые посвятили свои жизни выслеживанию и уничтожению оборотней - охотники. Это абсолютные фанатики. Полностью уверенные что мы вселенское зло и оно вершат благое дело. С ними невозможно договориться, они не щадят детей. Поэтому, нужно быть осторожным. Запомни это, Дилан, запомни очень хорошо. Эти люди всю жизнь тренируются, совершенствуются и выслеживают нас. Разумеется по возможности мы отвечаем тем же. Но пока что чаша весов находиться в равновесии.
Я ненадолго замолчал, давая Дилану возможность все обдумать и запомнить. Я видел, что он сильно разволновался. Еще бы. В один день узнаешь что ты оборотень, да еще и что на тебя открыта охота. Это не просто осознать. Парень время нервно теребил капюшон и застежку куртки. Я снова вспомнил о добротной теплой куртке, которую ему купил. Надо отдать, а то я сам в нее не влезу - узковата в плечах будет, да и в моей он зиму не отходит. Хоть она и кожаная, и не продувается, но для морозов холодновата будет. Сделав мысленную зарубку, продолжил отвечать на вопросы.
- Как я уже говорил - основная часть оборотней это волки. Не знаю почему именно наш вид лучше всего приспособился и стал доминирующим, об это ходит множество самых невероятных домыслов. Так что в эту сторону пока не будем углубляться. Окрас обычно наследуется от родителей. Тут простая биология - чей ген доминирует, такой и будет окрас, это также связано с цветом волос. Чем темнее волосы, тем темнее окрас.  Но бывает  иначе, - я решил пока умолчать об "уникумах" вроде меня. Насколько я знал - я единственный полярный волк на весь континент. И, признаться, это вовсе не тешило мое самолюбие - слишком приметно. - Цвет глаз обычно не меняется, ну или может немного измениться оттенок - стать светлее или темнее, у каждого это по-своему. Размер также зависит от комплекции и генов. Если в роду были крупные представители - тоже будешь таким же. Есть, конечно и домыслы из серии - внутренней силы и прочего, но это все сказки, - я усмехнулся, открывая калитку.
- Селятся обычно либо общинами или стаями. Община объединяет оборотней разных видов. Стая - только волков. Есть и одиночки вроде меня - но их очень мало. Одному трудно выжить.
мы остановились на пороге, я пошарил по карманам в поисках ключей. Дилан привалился к косяку, ожидая пока я открою дверь. Едва замок щелкнул, он наконец задал свой животрепещущий вопрос. Он явно мучал его с самого начала, но не решался задать до последнего. Я завел парня в дом, заперев дверь. Отвечать я не торопился. Потому что и сам не знал, что с ним будет этой ночью. И это беспокоило и меня. Я щекнул чайник, что бы заварить чай. Обернулся к брату, скользя изучающим взглядом по его бледном лицу, по закушенной губе, по рукам, сжавшим край толстовки. Бедняга. Мне правда было жаль мальчика. Вздохнув, разлил заварку по чашкам, налил кипятка и жестом пригласил его присесть за стол.
- Я не буду тебе врать, Дилан. Я не знаю. У меня никогда не было детей или младших членов семьи. И я понятия не имею как правильно должна произойти инициация. Я никогда не участвовал в воспитании щенков или молодняка. И свою я не помню. Слишком мал был. Ты же - полукровка. Но если кровь тебя зовет, и я это хорошо вижу, у тебя сильные задатки и стать полноценным  оборотнем у тебя есть все шансы. - Парень сосредоточенно слушал меня, опустив голову и нервно теребя шнурок капюшона, который так и не скинул с головы. - Обычно все под контроль берут либо опытные наставники либо родители. Я тебе ни тем ни другим не являюсь. Все что я могу - быть с тобой. Есть еще дурман-трава, я поил ею тебя ночью. Немного помогла. Она притупляет способности и в нужной дозе действует как снотворное. Думаю, тебе стоит выпить ее сегодня перед сном. Я же постараюсь помочь тебе, чем смогу.
Я старался взглядом и словами успокоить парня, передать свое стремление и искренее желание помочь, участие.
- Решение принимать тебе.
Положив свежую пачку сигарет на стол между нами, так что бы он тоже мог взять, если захочет, закурил, задумчиво глядя в окно, где всходила луна, пока что полускрытая снежными тучами. Под утро пойдет снег. В груди стало холодно. Я незаметно потер ребра, разгоняя неприятное ощущение.

+2

41

Влатмир молчал, не то раздумывая над вопросом, не то подбирая верные слова для объяснения. Я не торопил брата, проходя следом на кухню. Кусая губу и нервно теребя толстовку, выжидал. Старший брат неспешно поставил чайник, рассыпая заварку по чашкам. Кухня наполнилась невероятным ароматом чая, когда кипяток обдал засушенные листья. Взяв обе чашки, Влат предложил расположиться за столом. Обхватив руками чашку, слабо кивнул в знак благодарности и готовности слушать. Глубоко вздохнув, Магдаррен сказал то, что выбило из колеи. Не то, чтобы я надеялся на помощь, но, просто, казалось, что Влатмир знает и может абсолютно всё. Некая идеализация в силу того, что он оказался единственным, кто рассказал что со мной. Прокрутив чашку в руках, потер глаза и переносицу, пытаясь переварить услышанное. Земля была выбита из под ног, а я остался совершенно один. Впервые, у меня не было выбора. Мне, хочу я того или нет, придется доверится мужчине.
Ну, он же твой брат, в конце-концов.
Да, пожалуй, лишь осознание этого облегчало принятие выбора. Просто, это казалось правильным - называть и чувствовать Влатмира братом. Старшим братом. Настоящим: по крови, по семейным узам, либо родственным связям. Будто, оно всегда так было, но просто родители решили увезти меня мелкого подальше от военных событий, травли или чего-то подобного. Расскажи кому-нибудь - не поверят.
Прежде чем закончить разговор, поставив своеобразную точку в виде положенной пачки сигарет между нами, брат сказал фразу, которая тяжелым грузом опустилась на плечи. Почти физически ощутил, как между лопатками, где-то на загривке, начинает давить.
- Да, решение принимать мне, - повторил я эхом, чуть поправляя капюшон и подцепляя другой рукой сигарету из пачки.
Закурив, уставился невидящим взглядом в рисунок на чашке. Медленно выдыхая дым, решил пораскинуть мозгами. За последние пару дней столько всего произошло, особенно сегодня, что необходимо было уже все разложить по полочкам. Иначе рисковал бы сойти с ума. Конечно, вместо построения догадок следовало бы поинтересоваться у брата, но был особый смак допереть до всего собственным умом.
Влат был оборотнем, а я вышел полукровкой. Из подобного факта в голове зарождался вопрос о физических данных. При обращении, у полукровок должно же что-то оставаться человеческое. Если не вид, то, возможно, сознание? Не может же оно полностью перекрываться животными инстинктами. А как же тогда само обращение происходит? Я нахмурился, кинув взгляд в окно. Только ли при внешних факторов или возможно в любой момент. Загрузившись, успел себя поймать на том моменте, когда начал раскладывать гены на доминантные и рецессивные.
Мотнув головой, отгоняя ушедшие далеко мысли, залпом допил остатки чая. Подняв внимательный взгляд на брата, отметил его волнение или беспокойство.
Вляпался мужик с тобой по полной программе.
Тихо хмыкнув, поднялся из-за стола, перехватывая взгляд Влатмира.
- Знаешь, может, если тебе будет не трудно, - глубоко вздохнув, натянул больше рукава толстовки, засовывая руки в карманы, - ну, сделаешь тогда этот отвар из дурман-травы? День и так был насыщен на новости, так что, хотелось бы выспаться.
Нервно рассмеявшись, покинул кухню, проходя к камину.
- Ты не против, если я растоплю немного? - чуть повысив голос поинтересовался у брата, закладывая растопку, - а то чет морозит по ночам, даже одеяло не спасает.
Получив утвердительный ответ, развел огонь. Когда сухие мелкие палочки и щепки прогорели, подкинул пару поленьев. Деревяшек осталось не много, а в ночи не хотелось идти к дровнику. Посчитал, что и этих остатков хватит, а на утро принесу еще. Постепенно от камина начало веять теплом. Сделав последнюю закладку, я поднялся, встречаясь в проходе с братом. В руке у него уже был готовый отвар. Пахло, если это можно так назвать, не огонь, но иного выбора не имелось. Поблагодарив, взял настой и сделал пару глотков.
- Чет как-то, ну, такое.. - Старший брат оборвал меня на полуслове, уговаривая выпить все до конца. Тихо пыхтя и прожигая Влатмира недовольным взглядом, все же допил заварку. Орагнизм предложил отправиться в ванну и стремительно спастись, но, усилием воли, порыв был подавлен. Бросив невнятное "доброй ночи", направился в сторону спальни. Завалившись в кровать, попытался накрыться одеялом, не раз запутавшись в нем. Как только голова коснулась подушки, я вздохнул с облегчением. Правда, сил на то, чтобы раздеться совершенно не было, точно они в одночасье покинули тело. Уткнувшись виском в подушку, тяжело вздохнул, подтягивая ноги и сжимаясь в комок.
Брат оказался прав и дурман-трава помогла. По крайней мере, спал я уже без таких снов и мучений, либо просто не помню последних. На этот раз сон был, как застывшая картинка. Непонятная холодная ночь, огромная луна в окружении ярких звезд на небосклоне, горный выступ или целая скала, а на ней крупный волк. Я видел его, шел к нему. Шел через густой лес, постоянно получая по лицу ветками. Шел по пустыне, спотыкаясь и постоянно падая на раскаленный песок. А его мелкие крупицы, засыпались в обувь, царапая ступни. Шел по вязкому болоту, с трудом переставляя ноги и непрестанно матерясь. Когда силы были на исходе, а темный образ не стал ближе, я обессиленно упал на колени. Из груди рвался истошный рык, который я не стал сдерживать. Сжав руки в кулаки, ударил ими о землю, разнося по тундре, что была передо мной, оглушающие животное рычание.
- Кто же ты, епрст, и почему я до тебя так и не дошел, - обессилено вопрошал, предпринимая попытки вновь подняться на ноги.
Сильно зажмурившись, тяжело вздохнул. Открыв глаза, увидел бревенчатую стену дома и край одеяла. Я лежал, забившись в самый угол, кулаками сжимая ткань пододеяльника. Комната была освещена дневным, хоть и тусклым, светом, пробивающимся через окно. Перевернувшись на спину, потер лицо руками, тяжело и со стоном выдыхая.
Я не смогу долго сопротивляться. Рано или поздно, буду нуждаться в помощи, в поддержке и банальных подсказках Влатмира.
Перевернувшись на другой бок, подтянул подушку, полностью накрываясь одеялом. В голове было пусто, внутри тоже, а за окном, судя по всему, скоро, если не уже, пойдет снег. Первый в этом году. На секунду мелькнула мысль, что будь я медведем, то сейчас бы впал в спячку, хах. Впрочем, зачем это откладывать до обращения в медведя. Прикрыв глаза, зарылся носом в подушку и погрузился в дрему.

+1

42

Я искоса наблюдал за братом, погрузившимся в тяжкие раздумия после моего ответа. От меня не укрылось ни его разочарование, ни тень отчаяния, скользнувшая по лицу, ни мучения, связанные с принятием решения. Я хорошо понимал его и больше всего на свете мне хотелось крепко обнять мальчика и сказать что все будет хорошо. Сделать все самому, выбирая наиболее подходящие варианты решения проблем. Взвалить на свои плечи всю ответственность. Быть тем, кто способен действовать правильно в его интересах. Но я сдержал свои порывы. Это его жизнь. И он сам будет выбирать свою судьбу. Сам будет решать с кем жить, спать, куда идти и что делать. Я же буду его поддерживать и стараться направлять и объяснять. Может где-то не без жесткой критики, может где-то буду давать слабину, вот как сейчас с сигаретами. Сам я считал это отвратительной привычкой, гробящей как здоровье, так и силу воли. Но своей шкурой я не очень-то дорожил, да и оборотню рак легких не грозит. Так что попустительствовал. В отношении Дилана - посчитал что не в праве ему это запрещать. Кто я такой в конце концов, что бы читать ему морали или в чем-то ограничивать? Может я и названный брат, может и чувствую всей душой необъяснимое родство, но становиться ментором точно не собираюсь.
И все-таки что-то в этом было. Особенное. Вот так сидеть на кухне вечерами, курить, пить чай или что-то покрепче, и даже просто молчать. Мне было хорошо и уютно в этом домишке с парнем, ставшим мне младшим братом, даже не смотря на то, что ночь обещает быть нелегкой. Наконец Дилан докурил, и помявшись попросил заварить ему настой. Я кивнул, поднимаясь из-за стола. Брат же отправился растапливать камин на ночь.
- Да, закинь побольше дров, пусть хорошо нагреет, - ответил ему, перебирая травы на рабочей поверхности. Едва не добавив, что и сам не прочь сделать пожарче, пока этот чертов кашель напару с сыростью не сгноили меня. А дурман-травы осталось не так уж много. Вчера я очень торопился и потому выкопал немного, некогда было. Сейчас же понял, что придется наведаться в лес еще, да и кто знает, что будет через месяц, а под снегом трудно будет ее учуять. Я покрошил пахучие стебельки в чашку, заливая кипятком. Хорошо, что заваривается она недолго. Вообще, не обязательно употреблять ее внутрь. Для притупления способностей достаточно распихать мешочки с ней по всему дому, и главное - в постель. Тогда сон будет спокойнее, крепче и продолжительнее. Но во-первых тут есть я, вполне довольный своим оборотничеством, во-вторых, на полукровок она действовала не так хорошо и могла вызвать побочки, ну в третьих - внутрь она действительно быстрее вырубала, обладая снотворным эффектом. Я процедил темно-коричневую жидкость в чистую чашку и, стараясь не вдыхать ароматный дымок, понес брату.
Дилан как раз закончил с камином и я протянул ему чашку. Он недоверчиво принюхался, делая осторожный глоток. Да, прости малыш, сахарку я не добавил. Выражение его лица было до того забавным, что я едва удержался от улыбки. Словно ребенок, пробующий невкусную микстуру от простуды.
- Надо выпить все, Дилан, - я мягко надавил на дно чашки, подталкивая ее к губам брата. Тот состроил еще более страдальческую мину, но послушно выпил все, глоток за глотком. - Вот и хорошо, вот и молодец, - негромко проговорил, забирая пустую посуду. Я сразу увидел, как стали мутнеть его глаза и движения стали менее уверенными. Действует.
Брат невнятно попрощался, нетвердой походкой направляясь в спальню. Проводив его взглядом, вернулся в кухню. Вообще не люблю я полнолуния. Сев за стол я вновь закурил, запивая сигареты ромом. Вечно луна пробуждает внутри какую-то глухую мучительную тоску, неясную тревогу и желание забиться в самый темный и дальний угол  и там сдохнуть. Я осторожно затянулся, прислушиваясь к влажным хрипам в груди. Когда-то на моей шкуре вовсе не было отметин и я не боялся никого и ничего. Когда-то казалось, что вся жизнь впереди, и не страшен сам дьявол. Усмехнувшись, сделал большой глоток рома. Дааа.... Оборотни живут долго, если их конечно не пытаться убить, хах. Сейчас я в самом расцвете сил, но такое чувство, будто жизнь уже прожита и дальше ждет лишь тьма. Мне еще не угрожает старение - в текущем возрасте я задержусь еще лет на 20-30, не угрожают болезни, так пугающие людей - ВИЧ, рак, грипп - все пройдет стороной. Но остро ощущал, что живу непонятно зачем. Не то, что бы у меня была какая-то попунктная миссия, вроде - посадить дерево, построить дом, родить сына. Я поморщился, неудачно вдохнув дым и закашлялся. Господи, даже мое подсознание понимает, что мирный труженник полей из меня такой же, как из бомжа балерина. Усилием воли я пресек распускание своих соплей и принялся за домашние дела. И плевать, что ими принято заниматься днем. Спать меня пока не тянуло, и я неторопливо принялся за дело. Краем уха я, словно заботливая мать, прислушивался к дыханию Дилана в соседней комнате. При должной сноровке и тренировках, можно было научиться вычленять нужные звуки в общем потоке и концентрироваться на них. То есть я отсек для себя все лишние шумы, повесив эдакий внутренний маячок на незваных гостей на пороге и смену ритма дыхания брата. 
Камин, стараниями Дилана, разгорелся очень жарко, так что вскоре я разделся до белья. И тут же услышал, как недовольно завозился мальчик в спальне. Приокрыв дверь, увидел что он скинул одеяло, и разметался по кровати. Нахмурившись, присел на краю, осторожно щупая лоб. Жара не было, но брат был весь потный. Еще бы, лег не раздеваясь блин! Я стянул с него толстовку и джинсы, прикрыл одеялом потоньше и заполз на свою половину. Стоило тоже вздремнуть, а то накануне я спал всего ничего. Лежа в постели, я машинально потирал ноющую грудь и прислушивался к потрескиванию дров в гостиной. Под боком спокойно сопел Дилан, и на меня начала накатывать дремота. Волна за волной, словно вода, она утягивала меня за собой, наполняя сознание видениями и образами.
Лапы бесшумно ступают по разноцветному ковру опада. Пахнет прелой листвой и близкими холодами. Прохладный ветер ерошит шерсть на загривке, принося дым жилья и дыхание гор, далекий лай собак и шум поселения. Я неспешно трушу вдоль ручья, оббегая свою территорию, оставляя метки и проверяя нет ли следов чужаков. Неожиданно до моего слуха доносится тихий скулеж. Навострив уши я помчался к источнику звука. В стороне виднелся огромный холм с раскидистым деревом на вершине. Кто-то плакал там, у его подножия. Я взобрался по скользкому склону наверх. В щели между большим плоским камнем и корнями дерева виднелась мордочка щенка. Волчонка. Малыш был совсем маленьким и отчаянно скулил. Я подошел ближе, осторожно обнюхивая детеныша, стараясь не напугать и понять где его родительница. Он сначала сжался в комок, испуганно и часто дыша, кося на меня карими глазами. Стоп. Карими? Склонив морду на бок, я разглядывал свою находку. Щенок же, поняв, что большой волк не собирается его есть, высунулся из щели, неуклюже взбираясь на камень и оказавшись вровень с моей мордой, от души лизнул в нос. Чихнув, я лизнув его в ответ, на что волчонок ответил восторженным визгом. Подчиняясь инстинкту, я осторожно взял малыша зубами за шкирку и понес в свое логово.
Проснулся, крепко обнимая Дилана и уткнувшись лицом ему в загривок. Потрясающе. Несколько минут у меня ушло на осознание, затем я соблюдая величайшую осторожность, выбрался из постели. Да, с каждым днем все интереснее и интереснее. Тихо злясь на себя, натянул штаны и футболку и вышел из спальни. Стоило принять вертикальное положение, как грудь немедленно взорвалась дикой болью, и мне пришлось поспешить в ванную. Согнувшись над раковиной и сплевывая тягучие желтые сгустки, чувствовал себя на редкость убогим. С каждым годом, эти приступы становились все длительнее и сильнее, и если раньше я как-то закрывал на это глаза, переезжал на зиму на юг, то сейчас это стало острой проблемой. Умывшись, прошел на кухню, на ходу закуривая. Да, моё утро начинается не с кофе, блять. Сев на излюбленное место с края стола, поближе к камину, задумался. Ночь прошла достаточно спокойно, и кажется отвар травы хорошо помог брату. Что ж, надеюсь, что это единственное полнолуние, когда мы прибегнем к ее помощи. Все же, я внутренне содрогался, вспоминая ее действие. Когда ты всю жизнь привык хорошо слышать, видеть, чуять, и тут всего этого лишаешься, хоть и на краткий промежуток времени, это очень страшно. Я поежился, передернув плечами. Бросив взгляд в окно, отметил что сегодня точно пойдет снег. Еще одна "радость". А я как раз надеялся размять лапы и побегать в свое удовольствие, может показать брату ипостась, дать необходимые пояснения. Но на снегу будут видны отпечатки лап. И от взгляда любого человека не укроется, что они начались и окончились следами мужских тяжелых ботинок. А такое палево нам ни к чему. Я затушил сигарету, поднимаясь из-за стола. Пока брат спит, займусь делом.
Я выложил куртку и ботинки для Дилана на комод в спальне. Если проснется и не найдет меня дома, сразу увидит что можно одеть. Взяв свою куртку и немного денег, вышел в магазин. Еды у нас почти не осталось, и стоит это исправить. Пока я лежал пластом, Дилан заботился обо мне, надо же и мне как-то начать делать свой вклад. Скупившись с хорошим запасом в уже полюбившейся закусочной, я взял еще сигарет, учитывая на двоих, и двинул домой.
Сгрузив добычу на стол, я впал в уныние от мысли, что сейчас все это надо как-то разобрать, да еще и что-то приготовить. Ну хоть разогреть. Бросив тоскливый взгляд на дверь спальни, я решительно распотрошил пакеты. Банки с бобами, тушенкой и паштетом, отправились в шкафы. Яйца, мясо и овощи - в холодильник. Остальное я распихал по полкам в кухне, на ходу жуя гамбургер. Стоило принести еще дров и вычистить камин от скопившегося пепла.
Я принялся за дела, стараясь не разбудить брата. Пусть отдыхает, сколько сможет - ему необходимо восстановить силы. Я услышал сонное боромотание парня, уже когда время близилось к вечеру, а за окном вовсю валил снег. Былые мухи облепляли деревья и заборы, укрывали крыши домов и фонари. Я недовольно наблюдал за набирающей обороты метелью, вспоминая, как однажды заблудился в лесу в буран и чудом выжил, переждав снежную бурю в покинутой медведем берлоге. Вздохнув, повернулся, встречаясь взглядом с заспанным братом.
- Проснулся наконец-то, - я широко улыбнулся, делая шаг навстречу. - Ну, как ты? Как спалось?
Дилан сонно улыбнулся, потянувшись.
- Вроде ничего, толкьо снилось что-то странное... - он задумчиво потер шею, прошлепав в ванную, - я сейчас, брат.
- Да, давай, я пока чаю налью, - кивнул, включая чайник. Достал и разогрел бутерброды, разлил кипяток по чашкам и выставил все это дело на стол. Я не стал торопиться с расспросами, давая парню полностью проснуться и утолить первый голод. Когда с едой было поконченно и мы почти синхронно закурили, Дилан рассказал мне свой сон.
Я слушал очень внимательно, не перебивая. Его рассказ породил очень странные ассоциации.
- Знаешь, - ответил задумчиво стряхивая пепел и наблюдая за танцем снежинок за окном, - у североамериканских индейцев, кочевавших на этих землях почти 200 лет назад, был один любопытный обычай. Когда юноша считал, чо он уже взрослый, способен стать воином, добытчиком и хотел полностью участвовать в жизнь племени, ему необходимо было обрести взрослое имя. Для этого, он должен был пройти обряд взросления и обрести животное-хранителя из мира духов. Юноша уходи подальше от поселения, захватив с собой только одеяло и оружие. Он должен был поститься, все время спать, что бы увидеть вещий сон, и не контактировать с людьми. Ему дозволялось лишь на закате пить воду. И в снах он должен был повстречать какое-нибудь животное и уговорить его стать свои помощником. Как только ему это удавалось, он мог вернуться в поселение. Свой сон и кто его тайный помощник он не имел права никому рассказывать, только шаману. После этого ему давали новое имя и считали взрослым мужчиной, наравне со всеми.
Я ненадолго замолчал, наблюдая за братом.
- Ты должен дойти до своего волка. И договориться с ним. Это твой внутренний зверь, брат. Приручи его.

+2

43

Вместо того, чтобы прилечь и просто подремать, организм решил вырубиться еще на пару часов. На этот раз, сон был куда спокойнее. Идеальная чернота и пустота перед глазами, позволяющая выспаться. Проснувшись второй раз, отметил, что комната погрузилась в сумерки. Хах, видимо, проспал до самого вечера. Стало немного совестно от того, что пока я тут разлеживаюсь, братец, скорее всего, уже успел переделать кучу дел.
Помнишь, сколько раз Джена говорила, что ты ленивый малый. Вот тебе и подтверждение.
Иногда, мне очень хотелось выпихнуть его из своей головы. Этот надоедливый голос с булькающим хриплым смехом, постоянно указывающий на недостатки и оплошности. Как же он меня раздражал. Тихо застонав, перекатился на другой бок. Потягиваясь и зевая, окинул еще мутным взглядом комнату. Странная привычка - убеждаться после сна, что я проснулся в том же месте, где и заснул. По оголенной спине пробежал холодок. Наверное, на улице был сильный порыв ветра и поток воздуха задуло под оконную раму. Поежившись, натянул одеяло на плечи, обнимая себя. От зародившийся в голове мысли, все тело вздрогнуло. Подорвавшись на кровати, осмотрел, в первую очередь себя, а после огляделся по сторонам. Я точно помнил, что заснул в одежде, а сейчас, кроме боксеров, ничего не было. Одежда же, аккуратно сложенная, висела на спинке стула. Представив картину, почувствовал, как кровь прилила к лицу. Я был смущен, осознавая, что кроме Влатмира никто не мог этого сделать. Конечно, если я только не начал страдать лунатизмом. Хм, может ли лунатизм быть побочкой обращения?
Херню-то не неси. Побочка, ха. И вообще, он твой старший брат. Думаю, у вас многое похоже и нечего стесняться. Не забивай голову.
Акт поддержки был как нельзя кстати. Стоит признать, что от этого голоса, все же, была какая никакая помощь. Потянувшись до хруста в суставах и позвоночнике, наконец поднялся с кровати. Быстро одевшись и приведя себя более менее в бодрый вид, вышел из спальни. На первый взгляд, внимание Влатмира показалось несколько нервным, но я списал это на то, что успел надумать в своей голове. Отпросившись в ванну, быстро привел себя в порядок. Прохладная вода приятно бодрила, смывая остатки долгого сна. Умывшись, наконец-то почувствовал себя выспавшимся и готовым к великим свершениям. Однако, погода явно к этому не располагала. С другой стороны, снегопад был на руку, потому что меня все еще гложил сон. Внутри остался неприятный осадок, подобно извести на дне стакана.
Опустившись за стол, я с благодарностью посмотрел на брата. Он ждал, молча покуривая, пока я вгрызался в божественные бутерброды. Казалось, что я не ел три дня, хотя до того, как сесть за трапезу даже не ощущал чувство голода. Заморив червячка, сделал глоток чая, нервно поглаживая пальцами чашку.
- Братец, мне нужно тебе кое-что рассказать. - вышло хрипло и глухо, точно я готов был признаться в убийстве человека. Сделав еще глоток, подцепил из пачки сигарету и тут же закурил. - Мне снился сон, который оставил внутри осадок. Уверен, сновидению стоит придать значение, но я..не понимаю смысла.
Я поднял взгляд на Влатмира. Он внимательно посмотрел в ответ, едва кивнув. Странно, что от такого простого движения внутри стало невероятно легко. Я начал рассказывать сон, стараясь ничего не упустить, вспоминая каждую делать, расписывая все, что помнил и чувствовал. Не прерывался даже на то, чтобы сделать затяжку, от чего сигарета истлела. Скинув пепел с бычком, подкурил новую сигарету. Теперь был черед старшего брата. Несколько минут подумав, Влат изложил свое видение, приведя пример из истории индейцев. Выслушав брата, слабо кивнул, опуская взгляд в стол и делая затяжку.
Мужик, ты серьезно? И куда он предлагает нам идти - в Альпы или забраться на Аппалачи?
Мотнув головой, нервно поднес сигарету к губам, делая рваную затяжку. Реакция голоса подняла странную волну злобы. Его не спрашивали, а он все равно не удержался, чтобы не вставить свои пять копеек.
- Братец, но где же мне его искать? - я тяжело вздохнул, прикрывая лицо ладонью и потирая глаза. - Кстати, я совершенно забыл! Я же, когда был в городе, взял у одного человека книгу.
Метнувшись к комоду, взял книгу и уселся обратно за стол. Повернув обложкой вверх, протянул Влату.
- Это про индейцев. Ну, пару историй. Думаю, будет интересно почитать, тем более, когда такая погода. - усмехнувшись, кинул взгляд в окно. Вьюга усиливалась, а дома было невероятно тепло и уютно. Я невольно широкой улыбнулся, переводя взгляд обратно на Магдаррена. Мы еще немного посидели, разговаривая обо всем и ни о чем. Я допивал третью чашку чая, в то время, как брат перешел на ром. Сна не было ни в одном глазу. Очень хотелось подольше задержаться в этом тихом вечере, наполненном разговорами и смехом. Где-то в глубине души я не переставал удивляться и радоваться, что у меня теперь есть настоящий старший брат. Слишком углубившись в размышления, невольно рыкнул, чем повеселил Влатмира. Брат странно улыбнулся, отводя взгляд в окно, где в свете луны продолжали порхать снежинки, укрывая землю белым покрывалом.
Весь следующий день мы провели дома. Я долго не мог вылезти из под теплого одеяла, но, все же собравшись с силами, перелег на диван напротив камина. Как бы брат не пытался накормить, я отказывался, прося лишь воды. Температуры не было, но всепоглощающая слабость бесила так, что я сжимал зубы, пока мышцы челюстей не начинало сводить.
Ты немного нарушаешь правила. Влатмир сказал, что надо уйти подальше с оружием и там спать и поститься, а ты решил в тепле разлечься.
Отмахнувшись, со стоном повернулся спиной к окружающему миру, снова проваливаясь в дремоту. Мне было стыдно перед братом. Настолько, что каждый раз, когда я слышал шуршание его одежды, со всей скорбью в голосе просил прощения. Уверен, к вечеру он хотел меня уже убить или завернуть в одеяло, как рулетик, лишь бы я заткнулся. Перед тем, как провалиться в очередной раз в сон, я позвал брата и произнес странную просьбу, о которой толком не успел подумать.
- Покажи мне завтра свою ипостась.

+1

44

Дилан серьезно выслушал мое мнение и надолго задумался. Признаться, я никогда не был хорошим толкователем снов. Но бывало, что едва вспоминал какой-то свой, оставивший сильное впечатление, или слушал чей-то чужой сон, моментально приходило четкое осознание. Я понимал, что сон вещий, а значение и вовсе срывалось с губ помимо воли. И в последствии - замечал, что угадывал верно. Всю жизнь я старался слушать свою интуицию, и подмечать то, на что обычно мало кто обращает внимание. Глупо отрицать наличие неких особых, высших, сил, если ты оборотень. И потому, сон брата я воспринял очень серьезно. Возможно в нем и кроется ключ к обретению его ипостаси, к инициации. Вполне может быть, что у каждого свой особый путь к зверю внутри себя.
- В снах, брат, - я улыбнулся на его эмоциональное восклицание. - Те же индейцы в принципе придавали огромное значение снам. Особенно, если там являлись какие-либо животные. Они старались жить в гармонии  с окружающим миром, прислушиваться к нему и быть его частью, а не хозяевами. Если меня не подводит склероз, то именно они и были первыми оборотнями на территории Северной Америки. Развитая культура тотемизма, поклонение духам и множество завязанных на это ритуалов - тому подтверждение. Я как-то встречал одного индейца-оборотня. Он был орлом. Огромная редкость.
Я вертел в руках принесенную братом книгу, разглядывая узор на обложке. Немедленно вспомнилась одна из любимых историй про краснокожих, прочитанная еще в глубоком детстве. Улыбнувшись, я поделился ею с братом. Он слушал с явным удовольствием, и вскоре  сам увлекся своим рассказом, неторопливо покуривая и попивая ром. Вечер проходил удивительно тепло и приятно. Я вообще не помнил когда в последний раз вот так что-то рассказывал, делясь знаниями и воспоминаниями. Просто поразительно, как легко и непринужденно мне было общаться с младшим братом. Там, за окном, бушевала вьюга, заметая снегом Соулстоун, лес и равнины вокруг. А здесь, в нашем маленьком доме, было тепло и уютно. И даже чертов кашель на время перестал меня мучать, давая небольшую передышку. Я словил себя на мысли, что любуюсь искренней и открытой улыбкой Дилана, скользя взглядом по родинкам на щеке, едва тронутой светлым пушком. Он казался совсем мальчишкой, не взирая на широкие плечи и сильные руки. Развеселившись, брат рыкнул совсем по-взрослому, что вызвало у меня довольную улыбку. Волченок. Но вслух я этого не сказал, опасаясь смутить парня. Он ведь сам еще не скоро привыкнет к тому, что мы оборотни. Всю жизнь будучи твердо уверенным, что такого не существует, тяжело вот так сразу взять и принять это как истину. Сколько бы доводов тебе ни привели. Надо свыкнуться, прижиться к новому качеству себя.
Я улыбнулся своим мыслям, бросив взгляд на луну за окном. Последняя ночь уже вступала в свои права. Но Дилана пока не ломало, что невероятно радовало меня и вселяло надежду на то, что все получится. Что я смогу передать брату знания, помогу стать настоящим волком и прожить длинную, счастливую жизнь. Умиротворение и спокойствие поселились в моей душе этим вечером. Ночь прошла спокойно и неожиданно быстро. Я снова во сне обнимал брата, и кажется, это стало нормой. Рядом с ним меня перестали мучать кошмары и видения прошлого. Я начал высыпаться. И просыпаться. А не привычно приходить в себя, судорожно сжимая простыни. И это было настоящим чудом. Но все же, что бы не смущать парня, я старался отстраниться раньше, чем он просыпался. Все-таки, умом я понимал, что подобное носит крайне двусмысленный характер. Да я и сам пребывал в смущении. Не то, что бы по-пьяни у меня не случалось приключений подобного характера. Но все же..
Оставив Дилана досыпать, неторопливо оделся и поплотнее задернул шторы. Тот немедленно перекатился на мою сторону, как делал всегда, уткнувшись носом в мою подушку. Всегда. Забавно, что прошедшие дни уже стали настолько привычными, что приобрели оттенок обычного порядка вещей. Я улыбнулся, поправив одеяло. Снег еще шел, хоть уже много медленнее, просто превратившись в белый порошок, на улице было белым-бело, так что глаза немедленно заболели. Лес стоял, словно из сказки, напоминая целое снежное королевство. Температура ощутимо упала, так что душ я принимал недовольно ежась и быстро вытираясь после. 
Начиная утро с привычной сигареты, я размышлял чем можно заняться сегодня. Выходить из дома дальше поленницы не хотелось совершенно. Еды я закупил на неделю, сигарет вроде тоже. Вчера что-то по мелочи уже делал по дому. Нет, конечно, хороший и рачительный хозяин всегда найдет себе дело. Но я-то хорошо себя знал - я редкостный бездельник и лентяй. И на самом деле я бы предпочел тоже проваляться в постели целый день, как сделал бы прежде. Но отчего-то сейчас, это казалось мне невероятно скучным. Докурив, затушил бычок и поднялся из-за стола. Следует все же найти себе занятие. Для начала пожалуй стоит приготовить что-то поесть. Учитывая вчерашний по истине волчий аппетит брата, надо сделать что-то сытное. Полнолуние отнимает много сил. Взгляд упал на тушенку. Я потушил макароны с тушенкой - незатейливо, но очень нажористо. К тому же довольно быстро - в глубокую сковороду залить немного масла, воды, сыпануть специй по вкусу, дождаться пока закипит и засыпать макароны. Так они будут вариться и тушиться одновременно. Дождавшись, пока вся воды выпариться, а макароны уже пришли в готовность, я добавил еще немного масла и засыпал мясо, быстро помешивая большой ложкой. Полчаса - и еды на целый день. Удобно. Выключив плиту, отставил полную сковороду в сторону, давая макаронам полностью пропитаться мясным соком и отстояться. Сняв пробу остался доволен и принялся за другие дела.
Я как раз принес две охапки дров, когда заспанный Дилан вышел из спальни. У него на ходу слипались глаза, да так, что обед остался невостребованным. Попив чаю, брат одарил меня осоловелым взглядом и уполз дремать на диван. Замотавшись в одеяло так, что торчала только встрепанная макушка,  он расслабленно лежал, поглядывая в камин и то засыпал, то просыпался, непрестанно извиняясь за свое безделие. Я обеспокоенно пощупал лоб, но не обнаружив жара, успокоился, списав все на упадок сил после полнолуния. С молодыми оборотнями такое случалось. Так что лишь обновлял чай в чашке для брата, и продолжал заниматься хозяйством. Я все-таки рискнул влезть на чердак и наконец оценить масштабы бедствия. В целом, все оказалось не так страшно. Конечно очень многое определенно просилось на утиль. В остальном - летняя плетеная мебель;стопки перевязанных веревками книг, замотанные в простыни, что бы не пылились и не сырели; несколько чемоданов с какими-то явно памятными вещами - это я отложил на потом, может брату тоже будет интересно посмотреть; старый радиоприемник и детская кроватка; шкаф, ума не приложу как его сюда затащили, с вещами - это тоже напотом. Ну что ж, потолок сделан надежно, не провалится под тяжестью скарба. Ну и внимательно осмотревшись, я пришел к выводу, что разобрав все это и проведя тщательную уборку, вполне можно будет здесь обустроить еще одну комнату. Ну как минимум - спальное место в достаточном комфорте. Каминная труба давала тепло и сушила воздух от сырости, скат крыши был хоть и пологим, но не слишком низким, так что лбом стукаться не буду ни я ни брат. В общем можно заключить, что такое смущающее соседство в постели вскоре прекратиться. Все же, Дилан совершенно определенно привык спать не с мужчинами. Тихо хмыкнув своим мыслям, спустился вниз, отметив, что брат сонно ворочается, а на улице царят глубокие сумерки. Парень шумно выдохнув, плотнее кутаясь в одеяло и завозившись на узком небольшом диванчике.
- Влат, - тихо позвал он.
- Да? - я опустился на корточки рядом, мягко уводя ему челку с глаз.
- Покажешь мне свою ипостась завтра? - пробормотал он, засыпая.
- Конечно, братишка, - я улыбнулся, наблюдая как сонная улыбка появляется на его губах. Уже через несколько секунд он вовсю сопел, крепко уснув. Я осторожно поднял его на руки, вместе с одеялом и перенес в кровать, уложив поудобнее. Странное дело, но мне вдруг подумалось, что кажется я это уже делал. Будто в далеком детстве, когда Дилан был совсем маленьким, а наши родители работали допоздна, он вот так засыпал перед телевизором и я уносил его в детскую. Вздохнув, я разделся, укладываясь рядом. Брат немедленно уткнулся мне лбом в ключицу, обнимая во сне. Черт...как же это странно..и правильно одновременно.
Утром, я как обычно проснулся раньше и тут же отметил, что в доме заметно похолодало. Я же вроде подкидывал достаточно дров перед сном. Нахмурившись, я укрыл Дилана вторым одеялом и вышел в гостиную. Камин полностью прогорел, так что пришлось повозиться с растопкой. Когда брат встал, я уже успел хорошо натопить дом и налить нам чай, заранее услышав, как он просыпается.
- Сначала завтрак, - с нажимом сказал я, встречая брата из ванной. - Ты вчера ничего не ел. Оборотням надо много сил, на поддержание ипостаси и способностей, нужно хорошо есть. Давай завтракать.
Брат неожиданно снова рыкнул, улыбнувшись. Бутерброды быстро исчезли, чай был выпит и утренние сигареты выкурены. Я видел, что парень едва не пританцовывает на стуле от нетерпения, ожидая когда же я перекинусь.
- Так, - я серьезно посмотрел на него. - Слушай внимательно, Дилан. Повторять два раза не буду.
Тот быстро закивал, выражая готовность впитать каждое слово.
- Превращаясь, оборотни  не теряют разум. Возможна только небольшая дезориентация, после смены положения и  облика тела. Весь интеллект, память, сознание - все это никуда не девается. Сложности состоят в другом. Когда тело меняется, соответственно меняются движения, управление конечностями, реакции на какие-то вещи. Это внешние проявления. В форме разговаривать невозможно. Тебе придется учиться понимать, чего я хочу, пока сам не научишься оборачиваться. Запомни самое важное. Не стоит бояться. Я полностью себя контролирую, осознаю и понимаю. Просто выгляжу иначе. Я не нападу на тебя ни при каких обстоятельствах. Не причиню вреда. Я тебя слышу, понимаю и воспринимаю. Ты все понял?
Брат закивал, глядя на меня горящими глазами и сам того не замечая -  тихо порыкивая от нетерпения. Я вздохнул, надеясь, что все мои слова достигли его сознания.
Встав я отошел на достаточное расстояние и глядя в глаза брату, превратился. Встряхнувшись, поднял голову, изучая его реакцию. Дилан застыл, держась за столешницу двумя руками, приоткрыв рот от удвиления.
- Охренеть...- выдохнул он, потрясенно разглядывая меня. Я улыбнулся, вывалив язык и переступил с лапы на лапу, глядя на него. - Влат, это правда ты?
Я кивнул, вильнув хвостом, и сделал осторожный шаг навстречу. Брат было подался назад, но мотнув головой встал, делая шаг ко мне. Мы медленно сближались, шаг на шагом, пока мой нос почти не уперся ему в живот. Дилан был всего на полголовы ниже меня в человеческом облике. Но я превращался в очень крупного волка. Точнее говоря, волков такого размера в природе просто не существует. Самый большой из настоящих, был бы по бедро брату. Я же упирался мордой ему в талию, и вполне мог понести его на себе, при желании. Я фыркнул, и ткнулся носом в ладонь, выпрашивая поглаживания. Парень замер на несколько мгновений, едва вздрогнув, затем осторожно провел рукой по носу к лбу, по черной стрелке на морде. Я зажмурился от удовольствия. А что, большие волки тоже любят ласку.

+2


Вы здесь » Chimera » Приват-архив » Соулстоун. Там, где темнеют леса и господствуют горы.