Chimera

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Chimera » Архив » Штиль (завершён!)


Штиль (завершён!)

Сообщений 91 страница 120 из 136

91

Марко оглянулся на остающихся: никто из матросов не горел желанием составить компанию временному боссу. Ну, раз ему, пассажиру так... доверяют, и добровольцев больше нет - тянуть не имеет смысла: вон, Линк уже грохочет башмаками по коридору, и одноглазый, то и дело кося здоровым оком на замыкающего, топает вслед.
Вентури выждал секунду и двинул за ними, соблюдая дистанцию в пару метров: времена сейчас нервные, доверия друг другу нет, незачем подходить на расстояние удара ножом.
В голове мужчины жужжали утомленные непрерывной чередой событий и бессонной ночью шестеренки.
"Кто, как, зачем? Если убийце выгодно запереть нас всех на судне, то сейчас самое время вырубить... вон, инженера, чтобы это судно не починил. Если... не сам инженер это все проворачивает. А что - косит под глухого, подозрение от себя отводит, знает, как и где ударить, чтобы электроника полетела к чертям. Сейчас посмотрит на всю раскуроченную нутрянку, поцокает языком, мол, ой-ай, сделать ничего нельзя. А потом - нож в руки и дальше кишки выпускать. Нет, глупости... Или сам Линк. Был у него ключ? Был. Доступ к техническим помещениям - тоже. Знания - в количествах. Капитан его не опасался, мог и в каюту впустить, или... Ай, Марко, ты начинаешь бредить. Выспался бы, а то скоро сам себя подозревать начнешь."
Вентури помассировал переносицу, протер обеими руками глаза, моргнул, прогоняя темные пятна, мельтешащие на периферии, и снова сосредоточился на коридоре.

0

92

Вендель кивнул.
Он был согласен быстрее дойти до нужной секции и быстрее со всем разобраться. Дэниэль был на борту - всего-то ничего, а уже успел дико задолбаться беспорядками.
Хельге откровенно не везло. За что бедному лайнеру такие неприятности - один бог знал, но однозначно с самого отплытия - всё шло наперекосяк.
И пока у суденышка не отвалилось днище, не оторвало нос, или с неба не свалилась совершенно случайно какая-нибудь боеголовка, Вендель предпочитал быстрее со всем разделаться, сойти с несчастного лайнера и никогда не вспоминать ни о случившемся, ни о мистере Викторе Линке, ни о Вебере, и ни о чем и ком другом...

Впереди маячил затылок "командующего" и, идя по коридору, инженер успел подумать, что из Виктора - стратег бы не вышел. Ну кто идет впереди колонны, пусть и из одного человека?
Самое сильное звено - замыкающий. Прав был этот мужик...как его там? Вентури?
- "И все фамилии на "В". Совпадение?" - Прав он был, короче. Надо было взять кого-то третьим. Пусть хилого и неопасного. В темных коридорах среди звенящей тишины было неуютно. Хоть за спиной вроде не маячило никого...

Отредактировано Nuktoros (2018-04-23 19:56:13)

0

93

Часть пассажиров остаётся в музыкальном зале.
Виктор Линк ведёт инженера - Дэниэля Венделя в машинное отделение. За ними следует Марко Вентури. Однако, в ответвлении коридора, ведущем на главную палубу, Марко замечает чёрную тень. Присмотревшись, он понимает, что это кот... Тот самый кот - Мефистофель, принадлежащий Ингеборге Лейси, которого ранее ему не удалось поймать. Заметив человека, животное выгибается дугой и, громко шипя, бросается наутёк.
http://s9.uploads.ru/t/iQVwJ.jpg
Дайс
Марко отвлекается и отстаёт от остальных.
Тем временем, Константин Сазонов нагоняет мужчин и, с удивлением поглядев на замершего Вентури, бежит за Линком.
В тот момент, когда Линк открывает люк, гремит взрыв. Сазонов успевает толкнуть инженера в сторону, и они падают, чувствуя, как сыпятся обломки, и кожу лижет жар. В коридоре всё ещё пляшут языки пламени, но полноценному пожару подпитаться нечем - кругом сплошной металл. Оборудование же в отсеке окончательно уничтожено. Есть ли пробоины - пока не понять.
Когда первичное оглушение проходит, становится ясно, что Линк лежит без движения. Кажется, грудь мужчины - сплошное месиво; обожжено лицо. Вендель и Сазонов так же ранены, но тяжесть ранений пока не ясна.

0

94

Слишком много шума. Кажется, будто он - везде. Гул. Непрекращающийся, громкий, давящий. От него не скрыться, не спрятаться, не унять, даже если зажать уши ладонями.

Вот так... Вендель с трудом накрывает руками голову, стремясь отгородиться от этого звона, от рёва, от противного "токанья". Будто он снова слышит...но это лишь - ток крови, прилившей к голове от выплеска адреналина. Конечности такие ватные, будто бы не свои, а - чужие.
Пахнет гарью и медью. Этот запах разбавляется чем-то еще, чем-то омерзительным: паленый волос, сладковатый запах жареного мяса? Но почему от него к горлу подкатывает тошнота?

Не вдохнуть. Как ни открывай рот, как ни крючься на горячем полу -  не вдохнуть. Легкие - словно дырявый воздушный шар. Мышцы на спине - одеревенели, позвоночник - в дугу. До боли, до иссушающего кашля - воздуха нет. Заглатываешь спасительный кислород на один, два и три - на счет, а в горле - блядский вакуум.
По переносице ползет влага. По спине - судорога. Вот что значит - не уметь дышать: это значит - шум, иссушенная глотка, звон в голове, и пустота в груди, которая грозит вывернуть тебе ребра. Сплющить их, чтобы они пробили твердые пласты мышц и кокетливо вылезли из спины - крылья ангела...

Дэниэль с трудом приоткрывает глаза. Сглатывает кислую слюну. Закрывает глаза. И через мгновение открывает снова. Мир хочется остановить руками, чтобы он наконец перестал раскачивать реальность.
И лишь спустя пару десятков секунд становится видно происходящее: черно-красное лицо Линка, повернутое к Венделю.

"Как бифштекс" - Думает он - "Как сраный стэйк. Medium rare. Приятного аппетита".
Откинутая в сторону рука. Алое месиво вместо груди; белое сверху - как выбеленные жгучим солнцем ветви. Острые и тонкие.

"Мертв? Что? Он - мертв?" - Инженер пытается подняться на трясущихся руках, отжать свой вес. Пытается прекратить тонуть без воды, пытается видеть...

Еще кто-то рядом. Вендель его не знает, а может и не помнит. Лицо - незнакомое.
Кашель разрывает легкие. Дэниэль наружно хрипит и сплевывает прямо на пол - до приличий ли? О черноту пола разбивается кровавый сгусток - то ли капилляр разорвало где-то, то ли язык прикусил - непонятно.
Понятно одно: очень трудно двигать корпусом - такое впечатление, что голым мясом по осколкам елозишь. Ну и второе открытие: это -блядский пиздец.

Он садится, сжав зубы до скрипа. Вытирает лицо грязной ладонью. Дергается и сумрачно отмечает: обожгло. Обожгло хорошо и на славу - с бока. Но ему повезло больше, чем Виктору. Однозначно.
Пока тело еще не отобразило, что есть дополнительные повреждения, кроме удара об пол, мелких осколков и синяков с царапинами, но скоро до мозга дойдет - не зря так тяжело дышать... и тогда...

- Эй?!... Сука... - Вендель пытается потормошить мужика, который сдергнул его с траектории взрыва, и оглядывается. - Ты жив вообще? Ну еб вашу мать...

+2

95

Дайсы
На какое-то время сознание покинуло его, но, придя в себя, Сазонов пожалел, что очнулся. Он лежал лицом вниз, и смутно видел, как под ним растекается тёмная лужа. Вместо слов из горла вырывались хрипы и мерзкое бульканье. Никак не получалось зажать рану - от паники пальцы соскальзывали, царапая неровными ногтями. Что-то засело там - под кожей и, с одной стороны, не позволяло крови ударить фонтаном, но с другой - мучило, изводило...  Хотелось скрести это место, сдирая плоть. Он чуть повернул голову, замечая инженера. Чёрт! И ради чего всё это? Не спас. Лучше уж смерть, чем... Очередной приступ боли снова выбил из реальности, и молодой человек без движения растянулся на полу - между отключкой и агонией.

0

96

Одно из пятен на периферии не желало смаргиваться. Марко присмотрелся, и невольно остановился, возмущенно цыкнув: кот! Проклятый кот, гоняясь за которым наткнулся на труп, меховой комок - предвестник несчастий. Зверюга, словно уловив окрас мыслей двуногого, выгнула спину, на миг замерев черной скобкой, и рванула прочь.
Вентури и задержался-то на пару секунд, колеблясь между диктуемым инстинктом желанием рвануть за тварью, и разумным намерением продолжить начатый путь: сам же вызвался. Точку в вопросе поставил матрос - пролетел мимо, кинув быстрый взгляд: мол, чего стоишь?
"Отвлечься на кота - глупость какая", - Марко начал разворачиваться, отступил обратно, в основной коридор, и... мир вокруг сделал акробатический кульбит, одновременно ударив по ушам с такой силой, что в голове зазвенело - тонко, на высокой ноте, перекрывая остальные звуки. Опора под ладонями. Не упал. Это - хорошо, это - важно.
Едкий запах втолкнулся в легкие, вышел с кашлем, следующий глоток дался уже проще: из проема, ведущего на палубу, шел свежий воздух. Вдох-выдох: живой.
"Нокдаун! Восемь. Семь. Шесть..." - кто-то невидимый и скорее всего существующий только внутри воображения начал обратный отсчет. Марко, оттолкнувшись руками от пола, поднялся, оперся о стену.
- Все, я готов продолжать, - произнес он вслух, еще не понимая, где он и что происходит. Собственный голос доносился откуда-то издалека, глухой и невнятный.
Яркие всполохи там, впереди: пламя? А это, черное, на полу...

Вентури пошел вперед, чувствуя, как с каждым шагом привычный адреналиновый допинг прокатывается по телу, возвращая движениям - точность, а реакциям - скорость и целенаправленность.
"Что-то вышло из строя", - версия с умышленным подрывом ему в голову даже не приходит. - "Не важно что. Взрыв. Пожар... нет, гореть нечему. Жертвы."
- Медика сюда, срочно! - во всю силу легких заорал он, падая на колени рядом с матросом - в расплывающуюся лужу крови. Одного взгляда на Линка хватило, чтобы вычеркнуть его из списка тех, кому можно и нужно оказывать помощь: с такими ранениями не выживают.
Вентури выдернул из кармана платок - ближайшая доступная чистая материя. Отвел руку одноглазого: тот осколка не видел - не с его стороны торчал в шее матроса стальной острый шип - и закономерно пытался тряхнуть за плечо, проверить, жив ли.
"А черт его знает", - со злостью подумал Марко, оценив, сколько крови потерял лежащий и как быстро она продолжает вытекать из раны.
Все, что он мог сделать - осторожно, но сильно давить на кусок ткани, прижимая рану вокруг обломка. До прихода врача. Должен прийти врач. Иначе - крышка.
Глянув на одноглазого, Вентури помянул и дьявола, и святых - за один заход: свитер выше ремня у того быстро пропитывался кровью, и черный кусок, торчавший сбоку, вряд ли был осколком ребра.
- Не двигайся! У тебя осколочное, не шевелись! Рану зажми, - проговорил Марко, надеясь, что глухой и наверняка контуженный близким взрывом человек сможет прочесть по губам.

Со стороны музыкального салона показались люди: Вентури слышал вопросительные интонации, но тонкий звон в ушах пока мешал разбирать слова. Кто-то быстро присел рядом. Саманта!
Женщина быстро отстраняет его, приподнимает ткань... И по ее лицу Марко читает, что матросу, имя которого он сейчас никак не может вспомнить, вынесен вердикт. Фокс, закусив губу, опускает платок обратно, и Вентури автоматически прижимает его снова, пытаясь перекрыть ток крови - уже не сильный: нечему вытекать. Саманта быстро мотает головой: нет. Бесполезно.

Марко отходит - подальше, к стене, понимая, что сейчас он будет только помехой. Оттуда, сквозь наползающий алый фильтр, наблюдает, как Фокс отдает распоряжения тем, кто пришел с ней. Одноглазому повезло больше: ему, по крайней мере, оказывают помощь - значит, имеет смысл стараться. Марко протирает лицо, смазывает с века кровь, не ощущая ни боли, ни беспокойства: на ногах - значит, все в порядке, царапины не в счет.
- ... носилки из медблока! - голос доктора пробивается сквозь звон. Ковальски бросается назад по коридору, и вскоре возвращается с двумя кусками легкого металла, стянутыми прочным брезентом: такие придется тащить вдвоем - не каталка на колесах. Вентури подходит, берется за ручки носилок, помогая развернуть на полу:
- Помогу нести.
Марко сейчас - больше машина, чем человек: отходняк придет потом, может быть в компании с болью, если есть чему болеть - он это знает, но не задумывается. Пока все действия - понятны, очевидны и координируются профессионалом: работает врач, это первостепенно. Задача ясна, и он не думает, не анализирует и не чувствует, полностью погрузившись в действие.

+2

97

Казалось, что наступило затишье. Вебер слушал разговоры пассажиров - однообразная болтовня о музыке, музеях, путешествиях... Ах, ну да, чёртовы богатеи. Он даже успел побеседовать с барменом - уж кто-кто, а бармен должен был слышать всякое от других, о чём трезвые люди обычно не говорят. Ничего толкового, правда, разузнать не удалось - судя по взглядам, парень готов был сказать больше, но где-нибудь в тихой обстановке...наедине. Вебер мрачно передёрнул плечами, ретируясь обратно за стол, ставший его рабочим местом. А потом раздался грохот и чей-то вопль. Что?! Кто?! Паника вспыхнула с новой силой: мамаша бросилась успокаивать ещё толком не отреагировавшую дочь; француз выронил бутылку виски, но звон потонул в новых криках из глубин коридоров... Медика? Кто-то ранен?

-А ну всем тихо! - рявкнул Вебер, прерывая причитания Корсака и нытьё ребёнка. - Оставайтесь здесь. Я проверю.

Майкл выбежал из зала, наблюдая удаляющуюся спину Ковальски, и уже слыша за спиной знакомый стук каблуков. Доктор Фокс промелькнула мимо, и Вебер будто бы увидел шлейф, тянущийся за ней - то ли тень, то ли контуры её тела проплыли по воздуху с совершенной другой скоростью. На пару секунд звуки и запахи перестали существовать. Вебер стиснул зубы и, тряхнув гудящей головой, потёр глаза. Только когда пол и стены нашли равновесие, он двинулся дальше. И снова как в замедленной съёмке он увидел огонь, копоть...залитые кровью лица, кого-то не спасли даже бронежилеты; пламя лижет мебель, выбирается из комнаты, пытаясь достать лежащих... ему повезло - он оказался достаточно далеко, чтобы выжить. Майкл пошатнулся и опёрся ладонью в стену, пережидая головокружение. Он кое-как отделил воспоминания от реальности, но толку от него сейчас было мало - мозг заработал, а, вот, тело мелко подрагивало, словно на мышцах кто-то играл, разобрав на множество струн. Когда инженера погрузили на носилки, он отлип от стены, чтобы ещё раз окинуть взглядом место происшествия. Вебер позволил памяти фиксировать детали, но анализировать их он собирался позже - лишь бы не накрыло провалами. Чёрт... Чёрт! Да шевелись уже! Майкл прикусил изнутри щёку, и сделал ещё шаг по направлению к люку. Сейчас было важно понять обошлось ли без пробоин. А раненые... Вебер оглянулся, видя, как мужчины тащат носилки... Линк не шевелился. Парень - кажется, марос? - тоже лежал без движения в луже собственной крови. Доктор Фокс задержалась, на секунду встречаясь взглядом с Майклом, но этого хватило, чтобы рассудок вновь задребезжал и загремел осколками, выстраивая их в нечто неожиданное и пугающее. Саманта быстрым шагом направилась к медблоку, а Вебер остался, через силу удерживая осколки, и пытаясь осознать, запомнить. Не может быть... Не может... Скрипнув зубами, Майкл развернулся и бросился пока к приборному отсеку, дабы убедиться в том, что вода не заливает пол - это сейчас важнее. Оборудование - точнее, то, что от него осталось - всё ещё дымилось, валялись обломки. Вебер обшарил стены, как слепой облапал каждую вмятину. Кажется, хоть в этом повезло. Но что взорвалось? Где? Майкл вернулся к шлюзу, огляделся и быстрым движением, словно у него могли отнять находку, поднял обломок с оборванным проводом. Часть оборудования? Или же взрывное устройство? Вебер понял, что верит во второе. Он хотел, чтобы это было так! Чем страшнее становилась реальность, тем...нормальнее казался он себе. Майкл нервно дёрнул краем рта, затем - снова, и тихо, надрывно, рассмеялся, прижимая обломок к лицу. Доктор... Нужно идти в медблок.

----

- Скорее, кладите его на кушетку! Да, сюда! - командовала Саманта, поспешно отодвигая бедром маленькую тележку с ненужными сейчас лекарствами. Пока раненого укладывали, она набирала в шприц обезболивающее, чтобы в следующую минуту, не церемонясь, всадить иглу в выступающую безо всяких жгутов вену - просто находка для медика.

На дальней кушетке лежал капитан Роджерс. Его голова была туго замотана бинтами, но, судя по вздымающейся и опускающейся груди, он просто спал. Когда же Фокс принялась втаскивать засевший в боку инженера обломок, и мужчина застонал, капитан пошевелился, разлепляя глаза.

-Чтоо? - невнятно протянул он, обшаривая взглядом помещение.

-Лежите! - строго прикрикнула доктор, сейчас стараясь не отвлекаться ни на что. Она выглядела растерянной и даже злой. Чёткими движениями Саманта промывала раны Дэниэля и накладывала повязки - их понадобилось много. Да легче было просто целиком обмотать мужчину бинтами! Доктор утёрла выступивший на лбу пот. Движения замедлились - первую помощь она оказала своевременно, теперь можно было выдохнуть.

-Жить будете, - ответила она на ошалелый взгляд пациента, проваливающегося в сон. Для верности, она вколола ему ещё и отошла налаживать капельницу. - А сейчас... Выйдите все! Вон! И никого сюда не впускать. Да что за... - Саманта сдержала поток ругательств и просто резко ткнула пальцем в сторону двери.

+2

98

- "Я в порядке... Я в порядке...В порядке...Господи, в каком еще порядке? Что это вообще значит?" - Рука остается занесена над Сазоновым. Обычная такая рука, с белыми дрожащими пальцами - почти ослепительно белыми среди копоти и гари.
Дэниэль осоловело смотрит на суетящегося Вентури, видит движение губ. Смотрит внимательно, правда смысл уловить не может...что значит "Не шевелись!"? А с Сазоновым-то что?

Вендель переводит взгляд и долго-долго разглядывает пальцы, - уже не его - придерживающие какой-то дурацкий платок на шее сотрудника Хельги. Ткань становится черной. Болотно-черной, грязно-черной, пропитывается тьмой - не назвать иначе.
В боку начинает противно дергать, словно нервы - струны гитары. Инженер пытается пощупать что же там такое, странное и чуть не падает плашмя от резкой боли, такой, что темнеет в глазах - рука натыкается на инородный предмет.
- "Если в вас что-то застряло - не вытаскивайте, возможно это спасет вам жизнь." - Мелькает в голове кусок инструктажа.

Рядом опускается женщина. Словно ангел - практически с небес в звенящей тишине. Грустная только, или обеспокоенная... Отводит от матроса чужую руку и качает головой.
Инженер тупо разглядывает одухотворенное лицо мертвеца, словно ожившее - какая ирония и тавтология! - на полотнах Микеланджело де Караваджо: заострившиеся скулы, разгладившиеся морщины на лбу, ставшие более четкими носогубные складки и провал рта - видимо, он пытался дышать так, чтобы было проще. Но самая важная деталь - глаза: Дэниэль мог бы поклясться, как в детстве - здоровьем матери, что в остановившемся потускневшем глазном яблоке, с черным провалом зрачка, расползшимся и не реагирующим на свет, он видит удивление - "Как так получилось? Почему я? Я заслужил это?".
А может, это все его воображение...
И скорее всего, это оно и есть.

Дэниэль не сопротивляется ощупыванию и тормошению, опустив глаза в пол и застыв таким образом. Позволяет себя вертеть...
А в ушах до сих пор гуляет этот противный звук, такой же, как перед тем, когда пропал слух. Этого уже бояться нечего. Просто звенит в голове.
Пустяк.
Он жонглирует этим словом, как циркач - "Пустяк...пустяк...пус-тяк", послушно откидываясь на плотную брезентовую ткань. Думает еще, что носилки нужны не ему, а другим - он же - Железный Дэнни, он не может вот так...
Интересно, эта мысль приходила ему в голову, когда опустился гидравлический пресс? Он не может... Поворачивает голову так, чтобы видеть, и смотрит на Линка, смотрит на Сазонова. Смотрит на тишину в их грудных клетках.
Где-то глубоко в душе Вендель мечется между ними двумя, как испуганная псина, пытаясь растормошить, поставить на ноги, да хоть что-то сделать, блядь! В реальности, он просто смотрит, не отрывая взгляда, не в силах что-то сделать, и предпринять. Шевелит губами и повторяет одну фразу - "Как же так?".
Единственная его модель поведения. Его выучили бить и защищаться, и защищать - терять не учили. Поэтому он просто не знает, как реагировать. Злость придет тогда, когда он оправится от шока. Злость на то, что Линк поперся в первом ряду, на то, что Сазонов - влез без спроса, на то, что Вентури шел сзади, и на себя. О, себя он изгрызет вдоль и поперек, отдав почетное первое место на получение огромной, бескрайней вины в награду. Немного позже...
И все же, наверное, Вентури надо будет сказать "Спасибо". Обычное простое человеческое "Спасибо". Прямо сейчас...
- Эй...Эй. - Инженер хрипит и смотрит наверх. Руки Марко - как столпы. Почему-то кажется очень важным сказать это прямо в эту минуту, будто бы без этого Дэниэль откинет коньки...- Спасибо.

Он бормочет это несколько раз, не слыша себя, не слыша голоса, на границе сознания и обморочного состояния... Внезапно думает о маленькой девочке с забавным именем и цветастыми пластырями - "Теперь их понадобится намного больше..." - он смеется глухо, надтреснуто и тихо, и допускает одну мысль, жалкую и недостойную:
- "Я хочу домой"...

С этой же мыслью его сгружают на кушетку.
В голове - туман. Зрение уплывает куда-то вбок, очертания предметов и людей смазываются, расползаются.
Дэниэля тошнит, но ему слишком жалко туфельки доктора Фокс. Поэтому он старается дышать медленно и через нос.
Когда игла входит в вену - он лишь слабо дергается. А вот потом приходится призвать на помощь все свое самообладание, потому как в боку намечается движение. И это больно, больно так, что глаза автоматически пытаются вылезти из орбит, но Вендель лишь сжимается сильнее и глухо рычаще стонет, цепляясь скрюченными пальцами за края койки.

 В абсолютной тишине потолок плывет пятнами. Сфокусироваться на чем-то одном невероятно трудно.
Тело ходит ходуном - кажется, его подпихивают, смазывают, заворачивают, делают что-то еще, но Дэниэлю уже все равно. Он хочет спать. В такие моменты быть глухим - удобно: тебе просто не смогут помешать
Саманта наклоняется над ним в последний раз, и Вендель смотрит на нее бессмысленным взглядом, ошалелым и потерянным. И проваливается в забытье, смутно надеясь, что уж там-то его не ждет кровь, чьи-то слезы и смутное будущее..

+2

99

«Выйдите все! Вон!»
Марко послушно вышел: все, он больше не нужен. Из суеты и света выплыл в спокойное полутемное русло коридора, там привалился к стене спиной и прикрыл веки. Лоб опять защекотала медленно ползущая капля. Мужчина смахнул ее, растер между пальцами и машинально слизал, поморщился: не вишневый сироп. Плечо и ногу ниже колена начинало саднить, ребра слева на вдохе-выдохе ритмично пульсировали болью. Адреналиновая анестезия схлынула, оставляя после себя головокружение и слабость – отходняк, к которому Вентури уже привык, и знал, как с ним обходиться. После боя он или после взрыва – без разницы.
«Нужна глюкоза и сон. Нужно обработать повреждения».
Марко запоздало вспомнил, что не попросил в медблоке ничего, чем можно было бы заклеить царапины, но спохватился: аптечка! Он всегда берет с собой мини-аптечку, и там есть пластырь, перекись и бинт. С последней переукладки оставались даже какие-то витамины.
В коридоре замаячила белая униформа Ковальски, Вентури подошел к нему, тронул за плечо, привлекая внимание. Стюард нервно дернулся, оборачиваясь.
- Вы… э… порядок? – несвязно пробормотал он, узнав того, с кем только что нес носилки.
- Да, в норме, - кивнул Марко. – Ты составлял список тех, кто отправляется по каютам. Я пока пойду в свою – это на случай, если будут искать или возникнут вопросы. Подойду позже в музыкальный салон.
Парень кивнул, и Вентури удалился, радуясь, что никто не пытается задержать его или допросить о случившемся немедленно: в своей способности концентрироваться и связно отвечать он сильно сомневался. Двое суток без сна, три трупа… многовато для марафона без передышки.
В каюте было прохладно, душно и тихо. Вентури запер дверь на ключ, и, вспомнив о мастер-ключе, открывающем все помещения, оставил свой в замочной скважине. Маленькая аптечная сумка из чемодана перекочевала на кровать, мужчина стянул одежду, сбросил ее рядом на пол – потом, все потом, и чистка, и душ – уселся поверх покрывала и методично залил перекисью все обнаруженные царапины. Ерудна, повезло, даже извлекать из под кожи ничего не пришлось: все вскользь. Из темной воды памяти всплыло лицо Линка. Собственные руки, все перемазанные в темной крови, толчками выходящей из шеи матроса. Как же его звали? И тот, одноглазый, с куском металла в боку, все благодаривший – кого? Их со стюардом? Доктора Фокс? Судьбу? Повезло…  Мягко сказано! Не остановись Вентури на развилке – валялся бы сейчас в лазарете. Или в холодильнике.
Он завернулся в покрывало, выгреб из аптечки блистер с витаминизированной глюкозой и одну за одной отправил в рот маленькие круглые таблетки, на последней проваливаясь в сон, вязкий, как трясина.
Во сне его встретила Сильвия.

Марко не раз и в разных вариантах видел этот сюжет. Их последнюю ссору, громкую и многословную – как и все предыдущие, впрочем: темпераменты совпадали. Темные глаза супруги, блестящие от слез, черную волну кудрей на угольной ткани пиджака: ее спина в дверях, застывшая и напряженная, стоп-кадром отпечаталась в памяти. Скрип колесиков чемодана, стук каблуков по лестнице – быстрый, злой. Наверное, она ждала: остановит, догонит, вернет. Но Марко был бы не Марко, если бы поступил так.
В каких-то из вариантов он все же срывался с места, брал такси и успевал перехватить ее в аэропорту. В каких-то – нет, и тогда слышал в телефонной трубке официальный строгий голос с не менее официальным «приносим свои соболезнования» в конце разговора. На них обычно и просыпался.
Сегодня все было иначе. Сильвия сидела на краю кровати – здесь, в каюте, в профиль к нему, и неторопливо гладила что-то, лежащее у нее на коленях. Он не мог разглядеть лица за густой копной волос, но голос звучал ласково, спокойно. Правда, обращалась она не к Вентури.
- О, ты хороший котик, ты славный пушистый зверь. Не бойся, он тебя не обидит, он не такой скверный, как ты подумал. Злой, но не скверный.
- Силь… - начал было Марко, но пальцы супруги опустилась на его руку – холодные и жесткие. Обхватили запястье, словно проверяя, если ли пульс, снова скользнули к комку черноты на коленях. Два желтых глаза открылись, фокусируясь на Вентури, и он понял: кот! На коленях жены сидел тот самый кот.
- Он спас тебе жизнь, - строго произнесла Сильвия. – Может быть, спасет еще раз. Может быть – нет. А в самолеты котов не пускают, так жаль…
- Прости, - выдохнул Марко, чувствуя всю бессмысленность запоздалого слова. Но где, как ни во сне, отдавать его адресату, которого в реальности больше нет.
- За что? Мы сделали выбор. Все делают выбор – он и определяет путь. В прошлом ничего уже не исправить, глупый, а вот в настоящем – ещё можно.
Ее рука коснулась волос – там, где была теперь глубокая ссадина, и Вентури застыл, боясь спугнуть нечаянную ласку, это подобие прощения, сейчас казавшееся удивительно реальным. Тёплый, знакомый запах ее духов открыл дорогу такому потоку грусти, сожаления и тоски по невосстановимой уже потере, что на глазах выступили слезы. Он скучал. Как же он по ней скучал…

Вентури проснулся, ощущая под щекой мокрую ткань покрывала, перевернулся на спину и уставился в потолок, выравнивая дыхание. Протер обеими ладонями лицо. Убедился: рядом никого нет, он по-прежнему один, глянул на циферблат. Отсутствовал в реальности три часа. А сколько вообще прошло времени с момента поломки Хельги? И… почему их еще не обнаружили?
- Потому что сигнала бедствия никто не посылал, - сам себе ответил он. – До – хотели разобраться, что происходит и починить оборудование. Сейчас чинить нечего. Сейчас нужно просить помощи…
Вентури поднялся, заставил себя умыться, стереть с тела остатки чужой и своей крови, переодеться в чистые джинсы и футболку.  Вот, так его хотя бы бояться не будут: выглядит, как приличный человек, местами облепленный пластырем. Он медленно отворил дверь каюты: никого? Выскользнул в коридор и быстро, озираясь, направился к музыкальному салону. Нужен… Соррисо. И Вебер. И… кто-то из команды… впрочем, можно ли им доверять? На яхтах есть противотуманное сигнализирование - простейший прибор-ревун, если запитать его напрямую от аварийного генератора, можно подать общепринятый сигнал SOS. На это даже его скудных знаний хватит! Можно… да чёрт, скоро стемнеет, если отыскать сигнальные ракеты – а они обязаны быть на борту! – красные вспышки будут видны издалека. Вмешательство извне необходимо, с этим все согласятся.
Марко толкнул дверь музыкального салона и вошел внутрь, оценивая обстановку.

+2

100

Вебер шёл по коридору, быстро печатая шаг. Где-то за спиной плакал ребёнок - опять. Это уже становилось привычной частью реальности. Оставив музыкальный зал позади, он услышал чей-то голос, но не разобрал слов - кажется, его о чём-то спросил бармен? Шаги. Кто-то решил проверить, что случилось. Найдут два трупа - снова будет шумно. Ладно. Перед ним лежала ровная дорога до медблока. Всё прочее тонуло в густом тумане. Главное - не завалиться, не опереться на стену, и не упасть в этот туман... Вебер шумно выдохнул, сминая в руке ткань униформы матроса.

-Мне нужно к доктору, - процедил он, пытаясь оттащить парня от двери.
-Доктор Фокс велела никого не впускать! - упёрся Эддингтон, хмуро разглядывая обломок в руке Майкла. - Я ей передам, что Вам нужна помощь...
-А ну прочь с дороги! - огрызнулся Вебер, но в его руку вцепился Ковальски, и теперь уже двое не давали ему пройти.
-Мистер Вебер, Саманта позовёт Вас, когда закончит с раненым. Уважайте чужой труд! Если Вам нужна консультация, может, поговорите сперва с мисс Бейкер? Я слышал, что она учится на медика...
-Да провалиться вам! - огрызнулся Майкл, пытаясь протиснуться сквозь этот живой щит, но мальчишки упёрлись.
-Что такое?! - доктор Фокс резко открыла дверь, и по глазам Вебера ударил белый свет из комнаты. Голова закружилась. - Мистер Вебер... - произнесла Саманта уже тише, устало вздыхая. - Ваши приступы сейчас совершенно не вовремя. Что с лекарствами?.. Ладно. Проходите, я подберу препараты... Конечно, здесь нет ничего из Вашего рецепта, сами понимаете.
Доктор отошла, приглашая Майкла войти, и тот последовал за ней, сквозь туман. Дверь закрылась. Странно, освещение, вроде, не такое уж яркое... Вебер сжал пальцами переносицу, плавая в какой-то мути. Саманта что-то говорила, тихо звенели склянки.
-А? - Вебер поднял глаза, отыскивая её силуэт в белом пространстве.
-...в руке?
-А. - Майкл опустил взгляд, рассматривая комок проводов и пластмассы. - Это - возможная улика. - пробормотал он, на автопилоте принимая из рук врача пилюли, а затем - стакан воды. Глоток. Скоро должно стать лучше.
-Что-то ещё?
-Нет... Вроде, всё. Дайте знать, когда очнётся капитан.
-Конечно. Но сейчас - идите выспитесь. Не нужно ещё сильнее волновать окружающих, - на расплывчатом лице промелькнула вежливая улыбка.
-Да. Точно. Спасибо, доктор Ривера...
Вебер вышел, выныривая из белого тумана, и направился к своей каюте. Да, поспать не помешает. Дела - потом. В конце концов, он же на пенсии, верно?

-Совсем того, - прокомментировал Эддингтон, описав пальцем круг возле виска.
-Ну и кто теперь главный? - пробормотал Ковальски, потирая едва не вывернутое Вебером плечо.
-Чёрт знает. Хочешь - командуй!
-Нет, спасибо. Тенденция - так себе.
Парни переглянулись, фыркнули и мрачно, невесело рассмеялись.

-Господи, - миссис Форман перекрестилась, хотя по неуверенным движениям было заметно - верует она лишь в исключительных случаях. И два трупа, лежащие в копоти и крови, оказались вполне способны пробудить в ней христианку.
-Это всё чушь какая-то, - сквозь нервную улыбку выдавил бармен, накрывая лицо матроса шёлковым платком.
-Место - всё. Холодильник один. - замахал руками Чамар, пресекая возможные попытки разместить покойников на льду.
-Да что Вы как о мясе! - подскочил бармен, но старушка положила руку на его плечо, и парень снова сник.
-Я не знаю как там положено, но, на мой взгляд, в текущей ситуации командование должна принять доктор Фокс, - обратилась миссис Форман к пришедшим.
-Может - голосование? - предложил Чамар.
-Идея. Но - что? - опять собирать всех в зале? Лично я не хочу видеть тех напыщенных сволочей! - вставил слово Корсак, даже прокуренные нервы которого начали сдавать.
-Это о ком это Вы говорите? - возмутилась мисс Штольц, тоже пришедшая на шум.
-Ой, да уж Вы-то знаете! - отмахнулся Корсак, и дамочка едва сдержалась, чтобы не выцарапать ему глаза.
-Тише! Прошу Вас, - взмахнула руками миссис Форман. - Проявите уважение к погибшим. Не ссорьтесь хотя бы сейчас! Мы должны проводить несчастных в последний путь.
-По морским законам? - буркнул бармен, мрачно уставившийся на ботинок матроса.
-За борт, что ли? - уточнил Чамар.
-Увы, да...
-А потом придёт - кто главный, и будет скандал! - заартачился индус, не желая брать на себя ответственность.
-Вот пусть придёт! - строго ответила старушка. - Но сомневаюсь, что кто-то сейчас горит желанием командовать. Давайте-ка, ребята. Нужно взять всё в свои руки. Либо объединяемся, либо все по очереди отправляемся в море...
-Тоже верно, - вздохнул Чамар и, помедлив, взял за ноги ближайшее тело. - Помогайте.

+2

101

Видимо, мечты в некоторых случаях - лишь остаются мечтами.
Это Дэниэль понимает, смотря на горизонт обоими зрячими глазами, приставив руку козырьком ко лбу. Горизонт - так себе: стены впереди, да и только. Жар плавит асфальт, лижет кожу игривой шавкой, и кое-где вопреки всему из серого бетона вверх тянутся сочные стебли травы и скромные кокетливые головки, пока еще готовящихся распуститься, одуванчиков. Жизнеутверждающее зрелище. Буйство жизни...
- Хэк! Да он - наглухо дебиловатый! Не понимаешь хорошего отношения, да, сука?! - Глухие звуки ударов доносятся из-за спины. Буйство жизни. Животное торжество. Вендель знает, что он там увидит, если обернется...
Худой и лопоухий, Питер...как его там по фамилии? А, неважно. Питер опять накосячил. То ли не достаточно быстро поздоровался с Мигелем, то ли попытался отказаться от "честного обмена" своих денег на защиту, - в который раз - то ли просто попался на глаза, когда кто-то из них троих был в плохом настроении.

Звук удара в этот раз  - особенно сочный, звонкий - пощечина, кажется. Шорох свидетельствует о том, что жертва свалилась наземь. Зря. Ой, зря, Питер. Тебе бы - бежать, а ты...стоишь, дерзишь, глаз режешь своей лопоухой нелепой гордыней. 
Дурак - как есть.

Дэниэль разворачивается на каблуках, оглядывается, и идет к месту "муштры". Твердо идет, неумолимо.
Над распластанным "зачморышем" горой высится Паразинни - лоснящийся от пота, белозубый и яростный. Солнце бьет прямо в глаза. Рядом с Мигом стоит кто-то еще, такой же как и они двое - даже маскулинней, доминантней - никак не разглядеть. Вендель знает, что зачинщик - именно он. Он решил затеять эту игру, а им...им просто было скучно.
Там где тонко - там и рвется.

- Ну ты же знаешь, что нужно делать... - Белые лохмы, сжатые в кулаке, выглядят как тополиный пух - такие же мягкие и пушистые. Упрямое "острое" лицо, под правым глазом - синяк, нос - расквашен, и ухо наливается красным цветом. - Просто сказать "да, господин".

Железному Дэнни очень и очень скучно. Он распрямляется, размахивается, и тупой нос кирзового сапога впечатывается прямиком в живот, обтянутый изгвазданной футболкой. Рядом одобрительно фыркает Паразинни, чья-то ладонь бьет по плечу в жесте дружеского ободрения.

- Урод! - Заливистый смех. Небо голубое, и будто бы нарисованное.
- Шухер! Старшина! - Легконогие и быстрые, они срываются с места. Несутся за угол, под надрывный кашель нелепого и случайно попавшегося под горячую руку новичка, которому теперь не будет покоя на весь срок службы.

Вендель добегает до угла казармы и щурится. Рядом пытается отдышаться менее выносливый Миг.
Наконец, скрытый в тени, Дэнни поворачивает голову и видит...Вебера. Майкл улыбается. Победно, самодовольно, горделиво. Улыбается...А потом вспыхивает белым обжигающим пламенем, и это уже не Вебер - Линк тянет к Венделю свои обгорелые до черноты руки, пытается приблизить обоженное и похожее на запеченую картофелину лицо. В его груди булькает кровь, толчками льющаяся на форму "Хельги" - заливает все вокруг. И кишки выпадают из живота: алые и смердящие, сокращающиеся от мышечных спазмов.
Инженер отступает назад, подскальзывается и падает на задницу. Пытается отползти, но ноги не слушаются. Белый, сваренный глаз вылезает из орбиты, падает на пол и катится мимо руки Венделя. Виктор все ближе.
Звуки стихают. Зрение резко падает, расплываются очертания предметов. Запах...ужасный запах: крови, мочи, сладкого жареного мяса.
И Дэниэль не выдерживает - орет в голос, воет от страха, пытаясь сорваться с места. Чувствует, как напрягаются голосовые связки до дрожи, но не слышит ни звука...

И резко открывает глаза, перевешиваясь через край кушетки. Его все-таки рвет. И пока желудок содрогается в пустых спазмах - канапе и легкие бутерброды - не в счет, лишь желчь и желудочный сок, Вендель пытается не сверзиться с узкой койки, потому как руки трясутся настолько, что не слушаются и грозятся подломиться в локтях...
В голове смешалось всё: чужие лица, факты, фрагменты прошлого. Ничем другим он объяснить присутствие Виктора и Вебера в своем мутном кошмаре не может. Если только...надо бы с этим нервным перетереть. Вот только он встанет - и тогда...
 

+2

102

В салоне тихо и почти пусто, где искать остальных, долго гадать не приходится - со стороны того, что осталось от машинного отделения, доносятся голоса. Марко подходит как раз в тот момент, когда грузный повар берется за ноги матроса.
- Вы его куда собираетесь? - уточнил Марко сходу.
- Холодильник занят, - Чамар распрямился, на лице его мелькнуло что-то вроде облегчения: энтузиазма предстоящее дело не вызывало. - На борту они будут... пахнуть. Решили за борт.
- По морскому закону, - добавил бармен, будто оправдываясь.
- У вас есть другие предложения, молодой человек? - скрипуче поинтересовалась миссис Форман, оглядывая Марко с ног до головы. Недоверие к эмигрантам боролось в ней с рациональностью: Вентури достаточно крепок, чтобы быть действующей силой, к тому же - трезв.
Марко прокрутил в памяти весь нехитрый запас знаний, оставшийся от работы в порту, рассказов яхтсменов и моряков, и кивнул:
- Я понял. Тут есть нюанс, у нас криминальная ситуация, и тела в будущем могут понадобиться следствию. Ну и... родственникам. Пусть останутся на глубине под яхтой: вода еще холодная, сохранятся. Нужен брезент и веревки. Упакованные тела - привязать к малому якорю, спустить под воду: он достаточно нагрузит, чтобы не всплывали, цепь стравить на всю длину. Веревки должны быть в кормовой части, на нижней палубе... обычно хранят в ящиках под откидными сидениями, с боков. Там же может быть брезент. Сейчас лучше поступить так, тогда и у следователей не будет претензий. Мистер... Льюс? Чамар, Александр, вы справитесь втроем? И не подскажете, где сейчас Вебер, Эддингтон или Ковальски?

Отредактировано Geo (2018-04-27 12:51:14)

0

103

-Ну...вроде, дело говорит, - отметил Корсак, который и не думал прикасаться к трупам. А, вот, порыться во всяком хламе и что-то поискать - он мог.
-Да, должно получиться, - согласилась миссис Форман, всё ещё поглядывая на Марко, словно тот мог резко перестать казаться адекватным. - Ладно, ребята, все всё слышали? Не ходите по одиночке, разделитесь на группы. Ищите верёвки и брезент... матрос и стюард должны быть возле медблока. А, вот, мистера детектива я Вам сейчас искать не советую. Нездоровится, видимо, - добавила старушка, спроваживая иностранца. Дальше она могла справиться и сама.
-Я вернусь в каюту, - вздёрнула нос мисс Штольц и, оглядев присутствующих, развернулась. Гордо держа спину, она поспешила уйти, пока её не послали выполнять какое-нибудь дурацкое поручение вместе с кем-то...из этих! Увы, господин Паразинни пока не удостоил её своим вниманием, но женщина терпеливо ждала, когда бизнесмен уладит свои дела с коллегой и успокоится. У них с Глорией уже был замечательный план... стрессовая ситуация, две напуганные барышни, алкоголь...

0

104

"Не здоровится?" - Марко, уже на полпути к медблоку, замедлил шаг.
Детектив, не смотря на все начальные подозрения и странности, был бы в этой ситуации полезен всем. У него - опыт, знания и какие-то выводы: наверняка ведь успел сделать. И на месте взрыва он был: Марко видел Вебера, когда со стюардом нес на носилках раненого инженера. И на имитатора деятельности не походил - действительно старался и переживал.
Вентури остановился, прислушиваясь к отголоскам фраз, шагам и движению в коридорах.
"Инженер был фигурой нужной - и теперь временно или нет, но выбыл из строя. Линк выбыл насовсем, обезглавив команду: кто займет его место? Эддингтон? Фокс? Ну, не Ковальски точно - совсем пацан. Так, а если предположить, что взрыв - не случайность... там, по сути, и бахать нечему... без посторонней помощи".
Марко опустил руку в карман джинс, нащупал мультитул - больше подарок-талисман, чем средство обороны - и с сомнением покачал головой: без серьезного оружия он впервые за много лет почувствовал себя неуютно.
"Кто-то убивает стюарда, повреждает оборудование и выключает из действия капитана, чтобы яхта оказалась в изоляции и неподвижности. Этот кто-то не удрал на шлюпке - ее позаимствовали мадам с подростком, как уже выяснили, а они точно не резчики по живому. Кто-то хотел убрать инженера, ведь очевидно, что на место поломки за неимением прочих спецов отправился бы он. Или хотел убрать Линка? Кто же был целью - Линк или одноглазый... как его... Вендель! Важно, что все события укладываются в одну систему: на яхте действует один или несколько человек с намерением... осуществить некий преступный план. Продуманный - иначе зачем столько сложностей. Психопат мог просто устроить бойню, подорвать яхту, да мало ли. Но тут прослеживается целенаправленность, смысл которой мне не ясен. Как не ясно и то, кому здесь вообще можно доверять".
Марко с досадой ударил кулаком о ладонь: без точных сведений любое взаимодействие могло привести к фатальной ошибке: а ну как и его - того, как помеху. И все же, все же... Если некто хочет убрать из связки еще и детектива, способного хоть как-то координировать действия и вести расследование, сейчас момент подходящий: Веберу нездоровится, Вебер, раз не в медблоке - в своей каюте. Тот, у кого есть мастер-ключ, легко до него доберется, если Соррисо не рядом. Соррисо Марко из списка подозреваемых вычеркнул: реакцию на кровь тот явно не имитировал, а какой убийца боится крови?
Марко развернулся на месте: в его голове наметилась цепочка действий, казавшаяся более уместной, чем немедленное совещание с членами экипажа.
Чамар сейчас занят отгрузкой тел в морские пучины, как и Льюис. Кто сейчас на кухне? Стюардессы? Или вообще никого?
Среди кастрюль и тарелок обнаружилась Клара. Девушка, охнула, оглядываясь на вошедшего, но узнала Марко и неуверенно улыбнулась:
- Вы? Если там, - она шмыгнула носом, тыча пальцем в сторону нижних палуб, - спрашивают на счет ужина, то он готов, осталось собрать порции - всё будет вовремя.
Вентури мысленно добавил к ее словам: "И не смотря ни на что!" Похоже, девушка нашла выход и своему страху - в простых и понятных действиях, установленных графиком. Война-  войной, обед - по расписанию, пассажиры будут накормлены и уж к этому точно не смогут придраться. А кухня - пока относительно спокойное и безопасное место: территория экипажа, а не пассажиров.
- Спасибо, - улыбнулся Вентури, - но я не по просьбе. Простите, но можно вне очереди получить... пару котлет? Обед пропустил, очень хочется есть, а сейчас придется заниматься общественно-полезными делами и опять будет ни до чего.
Клара, коротко кивнув, отвернулась к стойке, подхватила один из боксов, и пока наполняла его едой, Марко сделал пару коротких шагов к разделочному столу. Он от двери приметил и магнитную плашку с ножами, и один, лежащий рядом с ворохом зеленых овощей - не самый здоровый, но достаточно длинный и острый - покрупнее того, что был в мультитуле. Вентури прижал его к боку левой рукой, скрывая от девушки, и сделал вид, что его цель - розовые ломтики редиса, один из которых сейчас перекочевал в рот.
- Эй! - прикрикнула на него Клара, выдворяя за пределы помещения наполненной "тарелкой". - Я вам благодарна, конечно... что не дали утром свалиться в воду, но не нужно наглеть! Пассажирам вход в служебные помещения воспрещен.
- Всё, понял, уже ушел, - улыбнулся Вентури, отступая на палубу.

Нож он заткнул за пояс сбоку, прикрыл футболкой. Если не размахивать левой, то и не видно. Ерунда - против какого-нибудь пистолета, но все же как-то понадежнее, чем голые руки или короткий перочинный мультитула.
Так, с тарелкой в левой - локоть прикрывает бок - он и отправился к пассажирским каютам, на ходу пережевывая кусок мяса: есть действительно хотелось зверски.
Где находится каюта Соррисо, а значит - и Вебера, он знал. Подойти, постучать, поговорить. Получить еще кроху информации. И, возможно, выстроить общий план спасения. Если ещё не поздно.

0

105

По дороге в свою каюту Вебер наткнулся на Мартина. Пухляк, еле сдерживаясь, объяснял Глории, что сейчас не время для углубления знакомства. Но женщина словно не слышала его, причитала и вздыхала, ненароком выставляя пышную грудь. Всё это напоминало постановку в дешёвом театре, хотя бы потому, что "дама в беде" играла совершенно бездарно.
-Да что же такое! - вмешался, наконец, Паразинни, выглянувший в коридор. Увидев, что Майкл наблюдает, он нахмурился.
Веберу показалось, что за дверью каюты бизнесменов мелькнул силуэт мисс Штольц... Да уж, страсти посреди океана. Нашли время! Не хватало ещё распутывать клубок ревности и мести. Отведя взгляд, Вебер прошлёпал в свою каюту. Сперва он должен был выспаться. Но этот план разбился вдребезги, когда в дверь настойчиво постучали. Да кого ещё чёрт принёс?! Майкл заворочался на кровати, попробовал накрыть голову подушкой, но всё было напрасно - непрошеный гость уже прогнал его сон. Зло сбросив одеяло, Вебер резко сел.
-Что ещё?!
-Вентури... - послышалось из-за двери.
-Кто? - морщась, переспросил Майкл, а потом каша в голове выбросила на поверхность один из комков - узнавание. Ну, точно, вездесущий итальянец. Или кто он там? Вебер протёр ладонями лицо и, кое-как поднявшись, подошёл к двери. Отпер, но не отворил. И сразу же вернулся к кровати, усаживаясь на край. Рука скользнула под подушку. - Входи, открыто.

0

106

Марко вошел, прикрыл дверь и остался стоять у стены: незачем углубляться в комнату, мало ли. Да и стоять с оружием, заткнутым за пояс, как-то поудобнее. То, что Вебер отошел от двери, да и положение руки (вряд ли бывший коп готовится потянуться за библией, спрятанной под подушкой), Вентури принял как должное: предосторожности уместны и объяснимы. А если будет стрелять - хотя бы услышат снаружи и такая стычка без свидетелей не останется.
- Мне сказали, что вам... нездоровится. Подумал, не лишним будет проверить, все ли в порядке. Тут такое дело. Вы сейчас человек нужный, как и инженер. С инженером случилась беда, логично предположить, что если на яхте кто-то умышленно творит... это всё, то вы можете быть следующей целью.
Вентури помедлил, но все же решил: пора говорить начистоту.
- Я не детектив, но уже склоняюсь к мысли о чьем-то преступном плане, только цели не пойму. Не знаю, можно ли верить экипажу. Не уверен, что и вам можно доверять, но у вас опыт профи и... в общем, есть у меня основания предполагать, что вы не убийца. Хотел посоветоваться, может что-то прояснить, может - наметить план, как выбраться из этой каши. Тот взрыв. Вы осматривали место происшествия... это ведь не случайность? Это может быть взрывным устройством?

0

107

Пока гость говорил, Вебер не столько слушал его, сколько обшаривал взглядом натасканной ищейки. Положение тела, конечностей... Вон, как держит руку: наверняка что-то припрятал под футболкой. Ладно. Это ещё ни о чём не говорит - совершенно нормально в опасные времена искать уверенности в оружии. Но... Вебер ненадолго опустил взгляд, пережидая кратковременное, но весьма неприятное давление на виски. Его всё ещё пошатывало.
-Стало быть, проявляете инициативу и жаждете во всём разобраться? - ухмыльнулся Вебер. - Для начала, ответьте на мой вопрос: Вы вышли вместе с капитаном и инженером, но, почему-то, на Вас всего пара царапин, в то время, как, инженер тяжело ранен, а Линк и...матрос погибли. При этом, матрос вышел позже Вас... Услужливо пропустили вперёд, а сами - предпочли постоять в сторонке, мистер Вентури? Не похоже на столь деятельного человека, - Майкл уставился в глаза собеседника, ненадолго концентрируясь, и разглядывая лицо. - И труп стюарда, стало быть, Вы обнаружили совершенно случайно? Хотя, признаю, если Вы - убийца, то непонятно, зачем Вам было указывать на собственное преступление... Жажда огласки и действия? - Вебер фыркнул себе под нос и помотал головой. - Ладно. Я много кого подозреваю. И, да, взрыв - не случайность. Нет смысла скрывать. А теперь, когда Вы удовлетворили своё любопытство...
Майкл сжал пальцами переносицу, пытаясь удержать концентрацию. Но разум буквально тонул в воспоминаниях, доводах и фантазиях. Если в такой момент гость решит напасть... Вебер снова нашарил рукоять револьвера, найденного чуть ранее в вещах Соррисо. Лучше бы этому Марко уйти, пока подозрения и иллюзии не подпитали паранойю.

0

108

- Вебер, если бы я знал, что в машинном отделении будет взрыв, я бы вовсе промолчал. Пошли бы Линк и Вендель, без сопровождения, зачем мне-то подставлять свою шкуру? Разлетающиеся осколки сложно направлять, и то, что мне достались только царапины - исключительно воля судьбы. Как и причина задержки в коридоре - чистая случайность. Я понимаю, как это звучит, но... это кот. Черный такой, бегает по палубам, и вы наверняка его видели. Я заметил его, на пару секунд замешкался, потому что... А, дьявол, я суеверен! И ещё в начале этого круиза хотел поймать паразита и... не суть. Теперь уже сомневаюсь, все же жизнью ему обязан.
Марко нахмурился: детектив явно был... не в кондиции. Насколько он вообще вменяем? Что там было в письме: сны перемешиваются с реальностью, или что-то вроде? Ну, приступы неконтролируемой агрессии не упоминались, уже хорошо. Рискнуть продолжить разговор? Имеет смысл: нужны сведения, нужна ясность.
- С тем же успехом я могу подозревать вас. Там, в музыкальном салоне, делая записи в блокноте вы не потрудились скрыть леворукость. Фокс говорила, что стюард убит левой рукой. Но именно поэтому, думаю, это не вы. Такой просчет опытный убийца, скрывающий свою личность, не допустил бы. Либо кто-то желает вас подставить, зная эту особенность, либо убийца в самом деле левша, либо доктор ошиблась. Или... солгала...
Вентури такая мысль раньше в голову не приходила. Он вообще с трудом соображал последние часы до того, как немного выспался. Теперь мозг работал куда четче, подсовывая варианты, которых было слишком уж много.
- Боже, я уже что угодно предположить готов, даже то, что все происходящее - план мести какого-нибудь психопата лично вам. Вы никакого криминального воротилы с невменяемыми шестерками за решетку не отправляли?
Марко отчасти сочувствовал Веберу: нездоров, тоже поди не спал, да еще и присел ему тут на уши некий... дилетант, играющий в Шерлока. Но к кому еще идти?
- Любопытство тут ни при чем. Я хочу вернуться домой. Того же хотят остальные. Женщины и дети, Майкл, они нуждаются в помощи и они в опасности. И мы все нуждаемся в вашем опыте и разуме, привыкшем работать с криминалом. Я не знаю, к кому еще идти, дьявол... я просто не знаю. Все, что остается - подать сигнал тревоги и надеяться, что кто-то обнаружит "Хельгу". Этим и собираюсь заняться. Собирался, до того, как услышал, что вы не в порядке. Но я боюсь не успеть. Придется обратиться к экипажу, искать сигнальные ракеты, подключать ревун. Если некий псих не хочет, чтобы нас нашли, если он изолировал яхту, оставив без связи, моя попытка подать сигнал SOS будет ему не выгодна. И... ну...
Вентури пожал плечами, как бы показывая: вывод очевиден.
Телефон, разряжаясь, пропиликал тихой мелодией из заднего кармана. Легкая инструменталка - почти танцевальная.
В голове Марко со щелчком встал на место еще один фрагмент картины, который он совсем упустил из виду.
- Вебер... - Вентури расширившимися глазами уставился на детектива. - Музыканты. Их не было в списке, не было в салоне, Линк даже не упомянул о них. Приглашенные артисты - и не экипаж, и не пассажиры. Те, двое: долговязый мужчина и пухлая женщина. На яхте должно быть еще двое человек, о которых все, почему-то, забыли.

+1

109

Слушать, а уж тем более - слышать гостя было тяжело. Веберу приходилось прилагать всё больше усилий, чтобы удерживаться на поверхности. Но как же тянуло на дно, под уютный слой прострации... Майкл мотнул головой, запустил пятерню в волосы, взъерошивая их, и словно пытаясь содрать с себя пелену наваждений. Под волосами мелькнула полоса уродливого шрама - трофей с его последнего дела. А ведь тогда он должен был не упасть, а подняться - шутка ли, напасть на след торговца оружием! Группа захвата, предчувствие победы... Офицер Кроу открывал ту проклятую дверь. Кажется, его размазало так, что гробовщикам пришлось собирать пазл из ошмётков... Память услужливо стёрла момент самого взрыва, но последствия Майкл всё равно запомнил - не смотря на контузию и травму черепа. Десяток копов за раз... И он - едва шевелящийся, наглотавшийся дыма и чужих потрохов. Из того притона выковыряли ещё какие-то останки, но Вебер так и не узнал, погиб ли подозреваемый. Майкл снова тряхнул головой, фокусируя взгляд на Марко. Многовато дежавю - лица, взрывы... Нужно собраться. И завершить дело. Хотя бы это. А потом - хоть в гроб.

-Если ищешь героя - ты не по адресу, - язык едва ворочался, но Майкл заставлял себя карабкаться всё выше, цепляясь за реальность. Туман рассеивался. - Много было дерьма. - мужчина сплюнул себе под ноги и, вытянув из-под подушки револьвер, спрятал его в карман куртки. - Сам геройствуй, спасай мамаш с детьми... А я - просто найду и вышибу мозги тому, кто испоганил мой бессрочный отпуск.

Майкл стянул с тумбы часы и медленно, не слишком ловкими движениями застегнул широкий ремешок на запястье - не значок, но тоже напоминание о том, кто он. Кем был всегда, с тех самых пор: не спаситель, не герой, даже не приятный собеседник. А просто любитель выбить дурь из всяких зарвавшихся уродов и ощутить свою власть. Кто-то шёл в копы из благих намерений. Но не он. Взгляд Вебера изменился. Если раньше он казался замкнутым и нервным, то теперь излучал холодную злобу и недобрый азарт.

-Итак. Как ты верно заметил, на борту должно быть ещё двое человек - приглашённый ансамбль "Крикет". Почему о них не вспомнили? Потому, что началась заварушка, и потому, что их не было в списках экипажа и пассажиров. Думаю, у них была договорённость с капитаном, и они занимали свободную каюту, предназначенную для бортинженера. Во время обхода я заглядывал в эту каюту... Но нет ни наших драгоценных музыкантов, ни их вещей. Либо они удрали вместе с тётушкой и племянником, либо они всё ещё где-то здесь. Может даже - все они? - Вебер сморгнул остатки тумана и поднялся налить себе воды. Таблетки...стоило ли принимать ещё? Вроде бы, без них он вполне мог соображать. А если без "колёс" он не так уж и опасен для окружающих, как считает доктор Ривера? А если и опасен...сейчас - не всё ли равно? Попив из-под крана в уборной, Майкл умылся и, вытираясь рукавом, вернулся к гостю. Стоит на месте. Хорошо. Сейчас Вебер не ручался за свои реакции даже на мельчайшие провокации. - Если честно, меня не слишком заботит сохранность пассажиров, и я не планирую рыскать по кораблю в поисках трупов или затаившихся. А, вот, подать сигнал SOS, запустить парочку ракет... Это отличный способ заставить преступника действовать снова. Снаружи достаточно стемнело? Ну пошли. Ты и я, что скажешь?
Вебер улыбнулся, что выглядело крайне отвратительно с частичным параличом лицевых мышц.

+2

110

Оп, вот это поворот. Вместо неуверенного в себе мямли перед ним нарисовался нормальный трущобный чистильщик. Таких ребят Вентури перевидал достаточно, район проживания - располагал, а уж вправлять мозги на место хорошим ударом тому, у кого они поехали, он и сам не считал ни зазорным, ни преступным. Чем не раз и занимался - при помощи кулаков, правда, а не пистолета, пока не перешел в проф-спорт и не оброс семьей, репутацией и отягощающей вину в случае чего меткой "подготовленного спортсмена".
Марко, чуть склонив голову на бок, изучал преобразившегося копа. Он медленно поставил бокс с недоеденной пищей на тумбу у двери и улыбнулся - краем рта, невольно копируя кривую гримасу Вебера.
- Скажу, что если тот, кому ты вышибешь мозги, окажется тем самым убийцей и подрывателем, я буду только рад.
"Все же резких движений при нем лучше не делать. Инстинкты, черт возьми, чуть не верещат об этом - сейчас особенно".
- Здесь, - Марко указал пальцем на левый бок, где под футболкой скрывалось оружие, - у меня нож. Обычный кухонный. Почти уверен, что ты заметил, но лучше предупредить, так ведь? Раз уж будем действовать... рядом.
"И потому, что против пистолета у меня один черт нет с ним шансов - так чего теперь играть в скрытность? Ставка сделана".
Вентури приоткрыл дверь, выглянул в коридор: никого.
- У двери медблока сейчас дежурят Эддингтон и Ковальски, - негромко сообщил он, повернувшись к Веберу. - Я намеревался запросить у них сигнальные патроны и ракетницу. Есть второй вариант - взлом капитанской каюты: сигналы наверняка хранятся там. И... я предлагаю его.

+1

111

Вебер кивнул, даже с некоторым уважением и благодарностью принимая признание в хранении...кухонного ножа. Он чувствовал себя всё лучше, если так можно описать состояние, в котором хочется схватить кого-то и бить лицом о металлическую стену, пока на пол не потечёт густая кровавая каша. Что там говорила док? Подавление агрессии? Восстановление...внутреннего равновесия? Майкл сглотнул комок усмешки и приблизился к Вентури, поддерживая небольшую дистанцию - чуть больше длины лезвия...кухонного ножа. Пфф, это просто шедеврально! Двое ниндзя тайком пробираются по коридору... Вебер потянул носом и схватил бутерброд с котлетой из принесённого Марко контейнера. Чёрт. А жрать-то как хотелось! Жуя, он хлопнул спутника по плечу и настойчивым движением оттеснил с дороги, смело выходя из каюты. Матрос и стюард, конечно же, увидели его.

- Обход, - заявил Вебер, заталкивая в рот остатки хлеба, и утираясь рукавом. - Кто присоединится - останавливать не буду, но заранее извиняюсь за возможное членовредительство. Я нынче голодный и подозрительный.

Члены экипажа переглянулись. До ушей мужчин донеслись обрывки фраз: "иди", "сам иди...". Парни ещё поиграли в гляделки и замотали головами, мол, "сами вы...катитесь куда хотите".

-Ну и славно, - Вебер двинулся дальше по направлению к капитанской каюте. Стоило ещё обшарить рубку, хотя надежды на то, что там осталось что-то полезное почти не было.

Когда шаги мужчин стихли, стюард и матрос снова оживились.

-Ну что, как думаешь, чего задумали?
-А чёрт знает. Разнюхивают или мочить кого-то направились.
-Может, это...проследить?
-Хочешь - топай. А я тут подежурю. Кто-то же должен, - Эддингтон скрестил руки на груди и, поёрзал лопатками по стене, демонстрируя, что ему и тут неплохо стоится.
-Вот ты мудила, всё-таки, - пробормотал Стэнли, а потом, помявшись, пошёл следом за мужчинами.
-Это...в зал загляни, позови с собой кого-нибудь... Э! Не, ну, блин, реально один утопал...чудик, - Норман фыркнул и, достав из кармана мятую сигарету, сунул в зубы. А вообще, темнеет, не мешало бы сходить подкрепиться. Как-то маловаты порции на этом корыте...

+1

112

Когда Дэниэля вывернуло наизнанку, доктор Фокс подошла и, приговаривая что-то, уложила пациента обратно на кушетку.
-Не делайте резких движений, мистер Вендель, - ловкие и неожиданно сильные пальцы придержали мужчину за плечо, пока кусок марли собирал с губ остатки рвотной массы. - Вам нужно отдыхать.
Тонкая игра вошла под кожу, и мышцы вновь расслабились, боль начала уходить.
Через  какое-то время инженер вынырнул из пустоты, фиксируя обрывки реальности. Скрип… Шаги.
-Ну что? – мужской голос, рядом, но не разобрать-чей.
-Не двигается, толком не соображает - можешь не переживать, - женский голос, властный, знакомый…Доктор Фокс? Всё смазано. –  Но… Взрыв? Как тебе вообще в голову пришло такое! Этого в плане не было,  – звенит в ушах, женщина сдерживает гнев. Неподалёку  колышутся две неясные тени.
-Подожди, Джесси! Это не я!
-Как это?.. – женщина молчит. Долго. – Кто же?..
После новой паузы её голос вспыхивает вновь – лижет пожаром смутного узнавания:
-Ладно. Иди. Мне тоже есть чем заняться.
Шаги, скрип, осторожный хлопок двери. Женщина в белом халате присаживается на стул возле кушетки.

-И снова здравствуй. Прости, но в ближайшее время ты не сможешь двигаться. Но – хорошая новость! – думаю, ты уже можешь говорить. Тебе ведь всегда нравились наши беседы, верно, Дэнни? – Джессика Ривера ухмыльнулась, привычными движениями собирая пряди в тугой высокий пучок. Ну вот. Пришлось испортить волосы осветлением и утюжком. И весь этот дурацкий образ чудаковатой и нелюдимой медички…  Господи, как же её утомил этот маскарад! Но мужчины не переставали её удивлять: стоит перекрасить волосы, приглушить макияж и напялить бесформенные тряпки вместо декольте и шпилек, и, вот, ты в их глазах – совершенно другая женщина. Налёт усталости и нелюдимости, неброские краски – и у самцов словно срабатывает инстинкт «не стоит терять время». – А ты удачливый, да? Дважды выкарабкаться, будучи на волосок от смерти... – женщина снова улыбнулась, показывая белые зубы – уже естественная улыбка, вот только, не обрамлённая, как всегда, вишнёвым цветом дорогой помады. – Дэнни-Дэнни…мне ведь тебя почти жаль. Из всех этих ублюдков – именно тебя. Они, ведь, как были, так и остались падалью. Но ты честно пытался измениться. Увы, мой дорогой брат не обретёт покоя, пока вы все не заплатите за то, что с ним сотворили. Ну, давай, задавай свои вопросы - считай это моим прощальным подарком. У нас ещё есть время.  – Джессика медленно подняла взгляд на капельницу, неумолимо вливающую бесцветную  жидкость в тело пациента. Кап. Кап…

0

113

Сука. Ну не сука ли?
От женщин - всегда одни неприятности. От хлюпиков, которые похожи на баб - тоже. Если бы Линк был осмотрительнее, если бы матрос шел быстрее, если бы он сам не решился на круиз... вот же идиот!

Вендель обводит мутным взглядом помещение, концентрируется на чужих губах - таких знакомо-незнакомых, пытается уловить слова и видит лишь обрывки. Тяжелые мысли ворочаются в голове, словно камни, и с грохотом летят, сталкиваясь друг с другом - Сизифов труд.
- За что? О чем вы...ты? Какой еще брат? Поехавшая баба...- Дэниэль хрипит, почти выплевывает слова, такие неуклюжие, таким непослушным языком. Он вообще не уверен, что говорит внятно.
Чертово тело такое застывшее, такое скованное. Кажется, что каждая рука весит тонну, каждая нога - десяток килограмм.

- При чем тут я? Кто - они? Дур-ра. - Бить женщин - нехорошо, но Дэнни сейчас бы с удовольствием въебал бы по этому миловидному лицу. Со всей дури, изо всей силы. Чтобы головка с дурацким пучком мотнулась, как тряпичный кулек, набитый песком.

Когда дрянь переводит взгляд на прозрачный мешок, в котором плещется бесцветная жидкость, желудок ухает куда-то вниз, а сердце пропускает удар.
- "Да она - в край ебанутая!" - Инженер пытается заворочаться, дергает головой, судорожно двигает плечами - хоть как-то, хоть как-то! Он не должен! Не может сдохнуть здесь, вот так, от рук чокнутой докторши!
Господи, помоги ему! Если и есть там кто-то наверху, он готов, готов уверовать!
- Я - ни в чем не виноват! - Горло сжалось так, что слова приходится проталкивать через застывшие связки.  - Я не понимаю, о чем ты! Прекрати! - Истерически гаркает Вендель.

Пускай это будет выглядеть позорно, пускай - глупо, но он набирает в легкие побольше воздуха и орет, похрену, что подумают другие. Он  слишком хочет жить:
- Эй?! Кто-нибудь! Сюда! Помогите, блядь!

Отредактировано Nuktoros (2018-04-28 00:30:19)

0

114

Джессика закатила глаза и глубоко вздохнула.
-Милый, незачем так напрягаться. Думаешь, что можешь докричаться до кого-то? Да ты сипишь и булькаешь как сломанный чайник! - доктор Ривера заправила за ухо выбившуюся прядь, а затем, скривив губы, поглядела на свои неухоженные ногти. - Так вот. Я знаю, что, когда хочешь, ты отлично читаешь по губам, -резкий щелчок пальцев возле самого носа инженера привлёк его внимание. - Соберись! Смотри на меня. Вот. Так лучше. А теперь читай: Джессика Ривера. Да, милый. Вижу, ты, наконец, понял. А теперь ещё одно имя, которое ты должен вспомнить: Питер. Питер Эддингтон. Давай, шевели извилинами. От твоего поведения зависит вколю я тебе ещё обезболивающего или просто буду наблюдать за тихой, бессильной агонией.

0

115

Сердце стучит быстро-быстро, почти в ушах. Инженер судорожно катает в голове имя:
"Питер Эддингтон... Питер... Питер." - И тут все медленно сходится. Встает один к одному, частично благодаря недавнему кошмару.
Быть может с этой психованной истеричкой удастся договориться по-хорошему?
- Мы ничего не сделали. - Дэниэль косится на дверь в надежде, переводит взгляд на лицо Джессики и внезапно для себя самого спокойно пожимает плечами. - Обычные мужицкие разборки. Постоянно кто-то кого-то щемит.
Так вот какая фамилия была у лошка. Эддингтон. Не подходит такой сопливой мышке. Затаивший обиду на столько лет, Питер, видимо с самого начала был отбитым наглухо - скрытый психопат. И Вендель думает, что они: он и Миг - просто предлог, для безумства. Не они - так кто-нибудь еще, по какой-нибудь надуманной, бредовой причине. Больному мозгу абсолютно не важна тяжесть проступка: обычная трепка, или не сказанное "доброе утро", забытая сдача, или холодный кофе в кофейне - Эддингтон нашел бы к чему придраться. Как теперь это объяснить Ривере?

- Послушай, Джессика. Пит - больной, понимаешь? - Вендель вздыхает судорожно и приподнимает голову, смотря на женщину. Ему очень хочется, чтобы та оказалась более вменяемой, чем ее брат. Какой он, кстати, ей брат? Фамилии-то другие...замужем? - За несколько др'ак убивать - идиотизм. Это зашло слишком далеко. Есть жертвы...

Он увещевает бывшего психотерапевта, как неразумного ребенка, искренне надеясь, что до той дойдет вся абсурдность ситуации и ужас последствий:
- Лучше прекратить все сейчас. И возможно, есть шанс, что все обойдется...

0

116

-Несколько драк, значит? - миндалевидные глаза сощурились от недоброй улыбки. - Это ты, должно быть, об избиениях и постоянном унижении? Этот Вебер... Я в курсе его творчества - видела следы от окурков. А ещё интересно, Дэнни: как долго нужно держать человека, пока на его спине раскалённой проволокой выжигают слово "Урод"? И даже не прикидывайся, что не знаешь о наклонностях Паразинни... Этот ублюдок несколько месяцев насиловал Питера. Что? Удивлён? Всё-таки, не знал? Или предпочитал не вдаваться в подробности? Тебе не было дела и до того, что стало с Питером после службы? Я скажу: он медленно сошёл с ума - на моих глазах! А затем - покончил с собой. Точнее, он подорвал себя вместе с кучкой подонков, среди которых был и ваш бывший командир...как его там? Миллз? Ну да ладно. Ты ведь не любишь подробности...

Джессика зло поднялась на ноги и усилила поток капельницы. Никакой жалости, никаких сомнений. Да, всё зашло далеко - слишком далеко, чтобы отступить.

0

117

- Чего? - Вендель поймал себя на том, что неприлично долго не может закрыть отвисшую челюсть. У всех на свете есть грешки: кто-то любит выпивку, кто-то - распутных женщин, кто-то балуется травкой, а кто-то имеет притрастие к половым извращениям. Но то, что говорила ему Джессика - это была вовсе не безобидная шалость - это было насилие. И Дэниэль мог бы на кон поставить свою голову - он не помнил этого. Трепали - да, иногда бросали унизительные фразы - да, черт побеги! Но это...
Сколько было в словах Риверы правды, а сколько лжи - непонятно. И вот оно: Вебер! Майкл...

В нервном и дерганном сейчас копе было практически невозможно узнать того белозубого парня, уверенно перегавкающегося и пререкающегося со старшиной. Упрямый, нахальный и дерзкий, с прекрасным чувством юмора, задиристый - тот Вебер и этот - два разных человека. А Миг? Миг тоже бы не стал. Да, характер - не сахар, да - злости в нем было вагонами, но чтобы вот так...

- Не верю. - Вендель мотает головой, не желая даже думать о том, чтобы... бред какой-то. - Джессика, да кто бы покусился на тощую задницу мышки? Сер'ьезно! Ривера, это ложь! - Инженер с обреченностью смотрит на убыстрившийся ток жидкости в капельнице и дергается, наплевав на то, что в боку - еще даже не покрывшаяся коркой дыра от осколка, наплевав на ожоги и общую оглушенность организма. Он не хочет умирать, не хочет до зубного скрежета, до отчаянного воя.
Да неужто никто не слышал его крика? Неужели все разом оглохли, как и он сам?!

Чем быстрее переливается жидкость - тем быстрее начинает плыть сознание и уже в полубреду до Дэниэля вдруг снисходит озарение: Пресс, травма! Случайность, или хитрая подстава?
- Ты...Так это была ты! Авария, смерть Миллза! Это всё - ты?! - Он хрипит на вдохе. Рот наполняется горькой слюной и это - горечь осознания. - И взрыв сейчас - тоже ты...

И все закончится вот так?
- "Я не хочу..."

0

118

Теперь все было проще и понятнее. Привычнее. Тот больной и вялый коп, которого Марко пытался разбудить, зацепить за совесть «спасением детей и женщин», был бы обузой, а не подмогой. Максимум – дал бы информацию, и дальше пришлось бы действовать одному в зоне, где нет ни опыта, ни навыков. Двойка – всегда эффективнее, даже если второй явственно скрипит крышей – теперь уже в другую сторону, не в аппатию и размазанность: пока цели совпадают, все в относительном порядке.
Вентури молча следовал за Вебером, и выбивание непрочной яхтенной дверьи тоже предоставил ему: полезно спустить пар, да и – все те же навыки у копа были. Вон, наработанным уже движением впечатал тяжелый ботинок под дверную ручку, выгоняя дверь из пазов – только фанера хрустнула. С револьвером в руке Вебер скользнул внутрь. Марко – следом.
Щелчок выключателя – и каюту залил тусклый свет.
Вентури сразу приметил справа небольшой рабочий стол, дернул верхний ящик: не заперт, но набит бумагой – блокноты, листы, исписанные крупным почерком, ручки. Во второй раз повезло больше: в нижнем глубоком ящике обнаружился обрубыш-пистолет несерьезного оранжевого цвета и три плашки с толстенькими патронами: два зеленых, четыре красных – на каждой. Марко выгреб все.
На что там смотрит Вебер? Аха, вещи в углу: гитара и пара чемоданов, явно один – женский, тускло-брусничного цвета, весь в каких-то наклеечках и марках, в прилепленной полиграфической шелухе.
- Вы что творите? Это каюта капитана! – возмущенный и одновременно испуганный голос от двери заставил Марко, прижимающего к себе находку, резко развернуться. Ковальски! Пацан все же отправился за ними? Марко не удивился бы, увидев Эддингтона -  тот выглядел более смелым и решительным, уже побывавшим в передрягах – не исключено, что в составе молодежной банды: вон, листал фото с трупом – как каталог мебели, и не поморщился. Но этот Стенли … Совсем же прилизанный парнишка, а надо же, полез один и рискнул сунуться - наводить порядок.
«Как бы Вебер не осюрпризил его промеж глаз, с горячки-то. Надо брать пацана в оборот».
- Спокойно, - ровно произнес Вентури, плавно въезжая между стюардом и копом, и глядя в глаза Ковальски, проговорил четко и внятно, - Мы - за ракетницей, будем спасателям сигнал подавать. Срочно, - на это слово он сделал особый упор, -  нужно вызывать помощь. На корабле - террористы.
Марко сунул в руки пацану одну из плашек с патронами, выдавил его из комнаты, указал в сторону выхода на палубу.
- Вон, с палубы, одну за одной, красные ракеты - с интервалом в несколько секунд.
- Да я… в курсе, - растерянно пробормотал парень, переводя взгляд с ракетницы на Вентури. – Нас инструктировали.
- Вот и славно, - Вентури сунул пацану во вторую руку короткий оранжевый ствол: если тот решит зарядить патрон и отправить ему в брюхо – Марко успеет и заметить, и отреагировать. А так - обе руки у стюарда заняты, за ножом, к примеру, быстро не потянется, и то, что Вентури отдал оружие, должно внушить уверенность и - возможно – каплю доверия.
- Давай, пошл…
Договорить он не успел. Вебер вылетел из каюты, чуть не влетев в него плечом.
Марко увидел выражение его лица и ощутил, как адреналиновая волна проносится по хребту, подтягивая внутренности куда-то под ребра и ускоряя пульс: бить или бежать?
«Кому-то кранты. Кому?»

Отредактировано Geo (2018-04-28 20:19:23)

0

119

Марко вовремя ввинтился между ним и пареньком-стюардом - сейчас Вебер действовал быстрее, чем соображал. Практически голые инстинкты, подпитанные адреналином и тестестероном. Вдох, шипящий выдох. Ковальски - молодцом, храбрится и пытается стать увереннее, лучше, чем был...до посадки на эту чёртову яхту. Если выкарабкается, станет настоящим мужиком. Пока Вентури напоминал стюарду о том, как пользоваться ракетницей, Майкл поверхностно обшарил чемоданы. Ну, да, вещички музыкантов... Что, неужели, они занимали каюту капитана? Или же эти сумки специально спрятали здесь, чтобы создать иллюзию, будто гости срулили на спасательной шлюпке? Мелочи. Это - мелочи. Вебер коротко, до боли зажмурился, заставляя себя отбросить детали, которых, всё равно, скопилось слишком много... Как пёстрые фантики, отводящие внимание от главного блюда. Ведь для него имеют значение не жертвы, а лишь преступник. Кто? Кто?.. Что-то такое не так давно уже мелькало в его мозгах, но тогда он не был собой... Тогда он не сумел сосредоточиться и зафиксировать мысль. Но теперь... Сорвавшись с места, Майкл бросился в медблок, сжимая рукоять револьвера - неужели Соррисо не мог протащить на борт что посолиднее, раз уж рискнул? Возле медблока охраны не было. Ковальски - понятно. А где Эддингтон? Вебер притормозил лишь для того, чтобы вышибить очередную дверь. Дуло револьвера уставилось точно в голову доктора, в замешательстве отпрянувшей от кушетки с раненым.

-Да что вы себе позволяете?! - спохватившись, женщина сложила руки у груди в инстинктивной попытке защититься. Её взгляд метнулся от пышущего холодной яростью Вебера к растерянному и напряжённому Марко. - Мистер Вентури, как хорошо, что вы здесь! Вебер...вы не в себе. Откуда у вас оружие?..

Доктор шагнула в сторону, заслоняя собой пациента - желание защитить? Или - не позволить разглядеть, как шевелятся губы, ещё не совсем провалившегося в темноту инженера.

-Марко! - имя сорвалось с губ с рычанием, остерегающе. - Даже не вздумайте лезть под руку. Отойдите на шаг. Ещё! - Майкл переступил через порог, держа женщину на мушке, и загораживая собой выход. Вентури - где-то позади...раздражает. Но может быть полезен. - Для начала, поболтаем без ужимок, дорогуша. Я, конечно, как и большинство мужчин, ведусь на всю эту вашу штукатурку, но далеко не слепой. Так что же вы здесь забыли, доктор Ривера? И, ещё вопрос...где капитан?

+2

120

"Ривера? Да что тут, дьявол возьми, происходит!"
Марко, рука которого уже сомкнулась на рукояти ножа, застыл. На миг он допустил мысль: коп спятил, все таки спятил, и он, Марко, ошибся. Но лишь на миг.
"Ривера. Имя из письма. Тот, кто знал о леворукости и мог иметь мотив, кто выписывал таблетки... перестав принимать которые этот Вебер стал походить на нормального человека".
Он вспомнил и слова Соррисо о пропущенном приеме лекарств, и то, каким увидел Вебера в музыкальном салоне - уже соображающим, адекватным. И то, как менялось состояние копа - не после встречи ли с медиком, которая снова обеспечила его мозгозапудривающим?
И свое допущение, что женщина при осмотре тела со-вра-ла. И свою симпатию, которая мешала мыслям пойти в этом направлении, мешала предположить, что именно Фокс, точнее... Ривера? замешана в этой цепочке событий.
"Капитана нет? Он там был, когда мы с Ковальски вносили носилки, лежал у стены перевязанный и бессознательный... якобы. И сам бы не ушел, если слова о тяжелой травме правда. А если нет? Тогда и травма - прикрытие, обеспечивающее капитану алиби, в то время, как с мастер-ключами он воротил дела на яхте, которую знает от и до. Вместе... с племянником? Эх, парень. Значит, криминальный налет - не только след прошлых ошибок. Капитан, матрос и медик. Отличная команда для преступления".
- Эддингтона нигде не видно. Они родственники, наверняка вместе. Где-то на корабле, - с досадой скрипнул зубами Вентури.
"Да что за чертовщина... зачем им всё это?"
Он прижался к стене - так лучше просматривались оба рукава коридора, да и если будут стрелять - он хоть не маячит четкой мишенью посередине. Крепко сжал в правой руке нож.
И весь обратился в слух.
Ну, что ответит врач? Что это за мутная, тёмная история, в которую он на всем пару из благих намерений влез?
"Пока не пойму - с места не дёрнусь".
Внутри вместе с энергией, призывающей делать-хоть-что-нибудь, закипала злость: и на свою недогадливость, и на весь этот поганый круиз, и на непонимание ситуации, выводящее из себя, и на неясность, рассеять которую мог только кто-то извне - не сам Марко. Ну и на Вебера - до кучи. Неужели вся эта кровь и трупы - отчасти из-за него?

+1


Вы здесь » Chimera » Архив » Штиль (завершён!)