Chimera

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Chimera » Архив » Штиль (завершён!)


Штиль (завершён!)

Сообщений 121 страница 136 из 136

121

Напряжённый и испуганный взгляд доктора снова метнулся между пассажирами, а потом женщина, вдруг, успокоилась. В руке блеснул скальпель, ловко вытащенный из кармана - Вебер слишком горел желанием получить ответы на свои вопросы, и не стал бы стрелять...пока. А теперь? Джессика присела на край кушетки, почти ласково прислоняя лезвие к горлу едва живого инженера.

Майкл недобро сощурился: уж кто-кто, а его психотерапевт должна знать - от его пули бесполезно прикрываться заложником. Пристрелит, даже если этим убьёт и... Дэниэля. Вебер шумно вздохнул, раздувая ноздри. Да, с этим человеком их связывает одно прошлое и, гипотетически, он действительно может промедлить, нажимая на спусковой крючок. Но, судя по виду, Венделю крышка в любом случае.

- Сегодня прямо день откровений, - улыбнулась доктор Ривера, проводя лезвием в миллиметре от горла инженера. - Что именно привело тебя сюда? Где я прокололась?
- Та дрянь, которой ты меня пичкала всё это время, перестала действовать, и мозги зашевелились, - усмехнулся Майкл, проходя дальше в медблок, так, чтобы видеть и доктора, и, при желании, дверной проём. - Чего ты вообще добивалась? Превратить меня в овощ?
-Для начала, это не таблетки перестали действовать, а я решила вернуть тебе твоё "я", так сказать, напоследок, - ответила Джессика без тени фальшивой улыбки. - Твои запасы истощились... А знаешь, что именно я дала тебе, когда ты пришёл сюда? Аспирин, - доктор Ривера снова заулыбалась, словно они обсуждали невинный дружеский розыгрыш. - Мне нужен был ты - настоящий, чтобы посмотреть тебе в глаза и сказать: ты сам виноват в том, что происходит. Ты и твои дружки уничтожили моего брата, разрушили мою семью, мой брак... Давай, вспоминай, сволочь! Парень, которого ты выбрал целью для своих издевательств, которого изводил на протяжении всей службы. А потом твою идею подхватили и другие. После армии Питер медленно сошёл с ума. Как думаешь, кто пытался вытащить его из этого состояния? Кто менял мокрые простыни, вскакивал по ночам от его криков и пытался вытравить воспоминания о вас с дружками? Я! Я взяла его в свой дом. Его и младшего брата. Конечно же, мой муж был не в восторге и, в конечном счёте, ушёл. Ты знаешь каково это - одной присматривать за человеком с суицидальными наклонностями и параноидальным бредом? Каково понимать, что не хватает сил и внимания уследить за вторым, которого нужно воспитывать и направлять! Всё полетело к чертям собачьим! И началось это с тебя, Вебер. Слышал, Марко? - Джессика повысила голос, чтобы второй - в коридоре, услышал. - Как считаешь, я имею право на месть? Имею право убить тех, кто лишил меня всего? - затем доктор Ривера вновь обожгла взглядом Майкла. - Знаешь, чего я добивалась, накачивая тебя тем особенным коктейлем? Чтобы ты почувствовал себя слабым, неуверенным, неспособным отделить реальность от воспоминаний и кошмаров... Чтобы ты почувствовал себя Питером!

-Питер Эддингтон, - мрачно заключил Вебер, всё это время не столько слушавший Джессику, сколько пытавшийся вспомнить того задохлика. - Что? Вся эта шумиха из-за какого-то тощего фрика, которого по какой-то дикой причине занесло в армию? Кстати, нахрена? Всегда было интересно?

Лезвие у горла инженера опасно дрогнуло.

-Наш отец. Он был военным. Питер хотел, чтобы старик им гордился. Отец умер, пока брат проходил службу.

-Стало быть, ты решила сыграть в Мать Терезу, позаботиться о пускающем слюни недобитке, воспитать младшего... Как там его... Угадать? Норман? - Вебер метнул взгляд в дверной проём. Если эта тварь разжалобит Вентури, придётся избавиться от обоих. Да, Майкл уже решил, что убьёт эту стерву безо всякого суда. То, что какой-то придурок не прошёл школу жизни, не означало, что теперь его задолбавшаяся от роли мамаши сестрица может играть в мстителя с пылающим мечом.

0

122

Марко слышал все, что говорила Ривера. Армейский хвост? Серьезно? Вся эта кровавая каша - из-за того, что где-то там, в прошлом, бездарный командир не пресек вовремя неуставные? А тщедушный пацан, на котором отрывались солдатики, мозгов у которых в том возрасте бывает меньше, чем мышц, молчал, вместо того, чтобы открыть судебное дело? В американской, чтоб ее, армии, в которой он сам поварился достаточно, чтобы знать, как разруливаются такие дела по закону? А Вентури знал, что они разруливаются, а не спускаются на тормозах, кто бы не творил или не поощрял нарушения. Тот неизвестный Питер решил сыграть в героя-терпилу не там, где это действительно было бы геройством. Отказ от борьбы по закону - никогда не ведет к победе.
- Линк, матрос, стюард, та леди с остановкой сердца, музыканты... - сейчас, когда вещи парочки были обнаружены у преступного капитана, Вентури отбросил мысль, что они мирно отчалили на шлюпке вместе с Лейси и парнишкой. - Кто из них был теми "дружками Вебера"? Вы, дьявол возьми, всю яхту готовы пустить на дно ради своей мести? Случайные жертвы не в счет?
"Кто с Вебером. Кто с... Венделем? Там, в салоне, этот инженер и Олдман... Сослуживцы, но не друзья, иначе вопрос о найме на работу не шел бы через условие проверки: починишь яхту-  возьму... Случайно оказались на борту? Да ла-адно".
- Вендель! Один из них, а? И взрыв - для него? Кто еще? Олдман? Только они - живы. А другие - мертвы, - прорычал Вентури, которому в данный момент стало все равно, что будет с докторшей, не ограничившейся точечным отстрелом "на берегу". Да, она имела право на месть, и он бы на ее месте тоже мог начать преследование. Но не так - не по трупам других.
"Она безумна. Они все безумны. И не остановятся - уже".

0

123

Джессика нахмурилась.
-Всё...пошло не по плану. Те, кого не было в списке, не должны были пострадать, - призналась она, словно оправдываясь. - Я поднялась на борт, пользуясь чужим удостоверением. Члены экипажа не должны были знать друг друга! Но, оказывается, стюард Бауэр, знал настоящую Саманту Фокс... Он был в ярости, требовал объясниться. У меня не было выбора. И та пожилая женщина - это действительно был несчастный случай. - Джессика снова вздёрнула подбородок, упрямо глядя на Майкла. - Но, даже если так, я не жалею. Вы, отбросы, должны заплатить. - в пылающих глазах блеснули слёзы. - Питер воспользовался отцовскими записями, чтобы устроить взрыв. Уже потом я прочла его дневник и узнала, что брат унёс с собой вашего бывшего командира - Миллза. Кстати! - доктор Ривера заулыбалась, показывая зубы. - Тем взрывом едва не прикончило и тебя, Вебер - правда ведь, интересное совпадение? Всё-таки, жизнь, порой, преподносит сюрпризы. А ты, - Джессика обратила внимание на инженера, из последних сил цепляющегося за неё взглядом. - Пришлось заплатить твоим коллегам, и они организовали несчастный случай. Если уж совсем откровенно, они были даже рады поспособствовать твоей внезапной кончине. Как же надо было достать окружающих, а? Далее, ныне покойный, Арчи Гольтберг. Раньше эта сволочь была медбратом на вашей базе. Он не только не помог Питеру, видя его повреждения, но и запугал, прикрывая выкрутасы Мигеля - воистину, деньги правят миром! Мигель Паразинни... Думаю, пока мы разговариваем, этот урод испускает дух - медленно. Он заслужил это. Проклятый насильник! Его дружок-нынешний любовник Олдман, был моим пациентом - ничего особенного, просто редкие консультации. Но я навела его на мысль о морском путешествии и о том, что его дружку было бы полезно нанять одного инженера, который, по счастливому совпадению, тоже собирался плыть! Заодно, я порекомендовала подработать в этом круизе кое-кому из других своих пациентов... И, если он испустит дух, я буду только счастлива. Твари, так долго остававшиеся безнаказанными!

-Комплекс мессии, а? - усмехнулся Вебер. - На сколько я понимаю, капитан - ваш дядя. И он, конечно же, замешан. Спорим, у него в голове вертится что-то вроде: "я обязан отомстить за моих несчастных племянников". Что на счёт Нормана? Какова его роль? Стоять на стрёме, пока, якобы, недееспособный капитан шастает по кораблю, убивая людей?

-Норман... Мне пришлось отправить его с деньгами к коллегам Дэниэля. Мне нельзя было светиться. После того случая он вынудил меня рассказать всё. И напросился в это плавание... Да, его роль проста. Мальчик ни в чём не виноват.

-Серьёзно? - скептически приподнял бровь Вебер. - Марко, ты в это веришь? Она, как видно, верит. Да в вашей семейке нет места адеквату, дорогуша! Уж тебе ли не знать.

Майкл зацепился взглядом за лицо Дэниэля. Пытается что-то сказать?..

0

124

- "Слишком много разговоров..." - Реальность возвращается вспышками. Немое кино: там, где была темнота, сейчас застыла в пространстве размытая, нечеткая фигура, смутно кого-то напоминающая. Вендель больше дорисовывает в воображении ствол, направленный на пространство рядом с его головой, чем видит его. На шею что-то давит. Взгляд ползет в сторону - женские руки, кусок локтя, обтянутый модной блузкой...
Усталость наваливается на разум и очень хочется спать. Практически невыносимо хочется спать. Кажется, что если сейчас закроешь глаза - то все закончится.
"S." -  Указательный палец на правой руке вздрагивает и медленно прикасается к краю кушетки. Двигаться тяжело. Руки почти неподъемные.
"O." - Долгая линия по ткани ногтем.
"S." - Еще один неровный удар по простыне. Смотрит на него кто-то? Мутное и неясное марево колышется, надвигаясь вперед, наваливаясь на воздух. Из полупрозрачной дымки выплывает лицо Вебера. Почему только лицо? А, черт его знает. У Дэнни по венам неторопливо течет какая-то дрянь неясного происхождения, и он сам не может объяснить выверты отравленного организма. Может быть, он уже на пути к последнему рубежу, и мозг просто агонизирует, подкидывая ему картинку спасения в утешение?
Все равно. Нужно еще потрепыхаться, чтобы не корить себя за упущенный шанс. Если конечно есть жизнь после смерти.

Побелевшие губы шевелятся, сил на то чтобы говорить внятно практически не остается:
- Кап'ель-ни-ца - По слогам. Кончик ногтя делает извилистый прочерк по кушетке и, подрагивая, указывает на тонкую прозрачную трубку. Хорошо хоть раструб в пасть не воткнула, дурная баба. Иначе вообще бы ничего не смог сказать.
А сейчас может что ли?

Интересно, что же у него смешивается с кровью? Нейро-паралетический яд, просто высокая доза обезболивающего, или токсин?
Какие глупые мысли приходят в голову, когда ты вот-вот отбросишь коньки...
Инженер чувствует себя жертвенным козлом на алтаре. Даром какому-то спятившему мелкому божку. Хотя, постойте. Он знает имя этого божка: имя ему - месть.

Подушечка пальца мерно отстукивает в тишине ритм: Тук-тук-тук.
Если бы так не "съезжало" зрение, Вендель бы понял, что ритм полностью совпадает с падением капель в мешке. Раз, два и три.
Но тело уже практически полностью вышло из под контроля: мышцы подергивает мелким тремором, дыхание становится поверхностным - хриплым и частым.

- "Вы так и будете стоять?" - Участок позвоночника выгибается дугой в судороге и голова непроизвольно дергается назад, вжимается глубже в подушку. Зрачки уходят под верхние веки. - "Вот жеж блядь..."

- "Эй, есть здесь кто-то, кроме меня?"

Надо уцепиться за реальность. Как-то...надо... Инженер скрипит зубами. Воля. У него же железная воля, да?
Он не может просто взять и покорно сдохнуть.
Рука в последнем рывке сгибается в суставе. Пальцы мертвенной хваткой сжимают тонкое женское запястье.
- Я забер'у тебя...с собой. - Дэниэль рывком переваливает отяжелевшее тело набок. Подтягивается, упираясь свободной ладонью в койку, и отталкивается от нее.
Все что нужно - схватить бешенную суку за волосы. У него нет оружия, придуманного человеком, но есть - подаренное природой. А для выживания - все средства хороши.
И со стороны можно видеть, как мощный кулак сгребает светлые волосы в горсть и Вендель дергает Фокс на себя, отводя острое лезвие скальпеля от горла.
Око - за око, Джессика.
Зуб - за зуб.
Белые зубы смыкаются на тонкой шее...

Отредактировано Nuktoros (2018-04-29 19:45:05)

+1

125

"Паразинни... Ну да, тот, лощеный - Паразинни. Значит, сейчас по его душу пошел кэп".
Марко наконец сложил в голове картину происходящего, дождался ответов и имён. И в то, что Норман невинный пособник...
- Не верю, - ответил он на вопрос Вебера. - Я - на палубу. Решай здесь сам.

Вентури подозревал, чем закончится встреча этих двоих, и никакую из сторон занимать не хотел - обе не его. Что будет с бизнесменами, его тоже не интересовало, рисковать шкурой ради них - нет, увольте. Вендель... С этим разберётся коп. Он, в конце концов, при оружии. А вот на палубе остался пацан, который честно отправляет в небо одну красную ракету за другой, подавая сигнал ближайшим кораблям, и он подпустит к себе и Нормана и кэпа - без подозрений, что этим двоим вмешательство извне сейчас вовсе не выгодно. Настолько, что убрать помеху могут быстро и без лишних слов.
Пацан делает работу, которую поручил ему Вентури, так что это - уже его зона ответственности.
Марко бегом преодолел участок коридора, ведущий на палубу. Действий Венделя он, конечно, не видел.

В алом свете падающей ракеты мужчина разглядел Ковальски: живой, заправляет в ракетницу следующий красный цилиндр, вскинул голову - заметил. Марко ещё на выходе прижал к боку руку с ножом - незачем пугать, подошёл ближе.
- Ну, что там? - Стенли подался вперёд. Будь на месте Вентури убийца, лежал бы сейчас стюард с клинком в брюхе.
- Кэп, доктор и Норман - в сговоре, - негромко сказал Вентури, - и травма капитана - фикция. Продолжай, парень, нужно вызвать подмогу, они далеко зашли, могут угробить и яхту и свидетелей. Я буду здесь.
Он отпрянул к лестнице: отсюда просматривалась частично вторая палуба, и выход на эту был под присмотром. Если кто-то появится, если на корабле начнется движение - есть шанс заметить и успеть вмешаться.
"Питер, значит, добрался до записей отца. Ничто не мешало и Норману сделать то же. Юный уголовник-подрывник с мотивом мести, его чекнутая сестра и крепкий, не менее поехавший дядя. О таких бонусах круизный буклетик не предупреждал".

0

126

Вентури ушёл - Майкл не взглянул, но слышал его шаги. Да, всё правильно: на палубе остался мальчишка-стюард, совершенно не осведомлённый и беззащитный. А здесь - всё уже ясно. Удовлетворив своё любопытство, Вебер готов был покончить с этим фарсом. Но, неожиданно, Дэниэль, казавшийся мертвецом, взял всё в свои руки... Скальпель лязгнул об пол. Опустив револьвер, экс-коп наблюдал за тем, как крепкие зубы разрывают шею женщины, ещё не так давно казавшейся ему привлекательной. Но та Джессика была лишь фантазией, красивой маской. Майклу, вдруг, подумалось, что именно такая доктор Ривера - усталая, растрёпанная, с обломанными ногтями, и есть - настоящая. Чёртова дрянь!
Постояв ещё какое-то врем, слушая крики Джессики, Вебер подошёл и буквально вырвал перепуганную женщину из рук Дэниэля...Чего? Капельница? Майкл выругался, и, одной рукой прижимая к себе остервеневшую от боли и злости психичку, выдернул иглу из вены инженера. Доктор Ривера всё не унималась - выкручивалась ужом, норовила укусить, так что, не желая терять время, Майкл ударил её головой о стену. Потом - ещё. Сотрясение обеспечено! Да и рана на шее - не пустяк. Так почему он не позволил её убить? Должно быть, собственничество взыграло. Увы, наручников при себе не было - пришлось вязать бинтами. А затем Вебер бесцеремонно затолкал бессознательное тело в шкаф и запер дверь.
-Ну что, недобиток? - Майкл вернулся к Венделю, грубо тормоша его за плечо. - Очухиваться будешь или помирать? Придётся тебе перекантоваться с нашей милой докторшей - не потащу же я тебя с собой. Давай, выживай, мужик.
Майкл положил скальпель на тумбу рядом с кушеткой и, заперев дверь ключами доктора, первым делом, отправился к каюте Мигеля. Выстрел настиг капитана на выходе из помещения. Едва открылась дверь, Вебер выстрелил, и высокая фигура, покачнувшись, загремела на пол. Собственно, Майкл готов был стрелять в любого, кто выйдет. Он уже примерно представлял, что его ждёт в каюте, а потому, войдя, только повёл бровью. Первым умер Олдман - на своей койке, толком не успев проснуться. Здесь, видимо, проснулась женщина - брюнетка... Штольц? Она поднялась с постели в попытке бегства, но удар ножом в горло не позволил её закричать. Худощавая, голая, она застыла на полу в проходе, возле койки, на которой распростёрся Мигель. Вебер всё-таки поморщился и накинул покрывало на изуродованный труп. Паразинни в буквальном смысле слова выпустили кишки...Рукоять ножа торчала между ног, но Майкл не стал присматриваться куда именно Роджерс его пырнул и сколько раз. Коротко проверив пульс у женщины и капитана, Вебер вытянул из кобуры Роджерса пистолет и поспешил на палубу. Ну вот, с нормальной пушкой и настроение лучше!

Тем временем, Норман, возвращавшийся в медблок, замер, внимательно прислушиваясь. Звук выстрела? И ещё - но глуше...безобиднее? Он флегматично запихал в рот остатки бутерброда, отряхнулся от крошек и свернул к лестнице, ведущей на палубу. Небо осветила красная вспышка, в её свете дрогнула тень замершего наверху человека.

-Красотища! - подал голос матрос, стоя внизу. Он вытащил из пачки последнюю сигарету и закурил, прислоняясь к перилам. Вечер перетекал в ночь, становилось прохладно. Интересно, а в этом светлом облаке, вылетевшем изо рта, больше табачного дыма или пара? Да, Нормана интересовали совершенно разные и неожиданные вещи. К примеру: почему сейчас так мало звёзд? Или: холодная ли вода там, внизу? А вообще, это странно - стоять на какой-то железяке, когда внизу, под толщей воды, кипит жизнь... А ещё Нормана интересовало, как быстро отреагируют на сигнал бедствия ближайшие корабли. Как это обычно происходит? Твою ракету видят какие-нибудь левые чуваки и такие: "о, Билли, нам туда срочно надо!". И реально плывут? Эддингтон-младший усмехнулся своим мыслям, стряхивая сигаретный пепел. Небольшой предмет из пачки перекочевал в его руку. Пальцы со щелчком сжались. - Эй, наверху! Можно присоединиться к вашей вечеринке?

+1

127

Выстрел без глушителя на небольшой яхте? Его, видимо, слышали все.
"Ну, хоть из музыкального салона никто из... мирных пассажиров не высунется, - подумал Вентури, подпирая найденным плюсом безусловный минус: если пристрелили одного, второй предупрежден. Если это вообще стрелял Вебер, а не в него".
Норман показался на палубе внизу: спокойный, отрешенный, неторопливый. Закурил сигаретку, любуясь на алую звезду, плавно падающую в воду, задрал лицо вверх.
"У такого релакс-состояния могут быть два объяснения, - предчувствие беды окатило Вентури ледяным дыханием. - Он чокнутый. Или он успел заминировать яхту, и теперь чувствует себя хозяином положения. Или и то, и другое - тогда нам крышка".
"- Эй, наверху! Можно присоединиться к вашей вечеринке?"
- Поднимайся! - крикнул Марко. Терять было, собственно, нечего: то, что заговор раскрыт, Норман уже понял. А пока он поднимается по лестнице, более уязвим. Можно успеть...
"Нет, ничерта не получится, - понял Вентури, когда матрос, погрохотав по ступеням ботинками, появился на палубе: под распахнутой курткой ткань майки, прижатая ветром, топорщилась как-то неестественно, как если бы... - На нем гребаная бомба".
Норман, улыбаясь, помахал рукой. Зажатый в ней предмет скорее всего был взрывателем - Вентури пересмотрел достаточно фильмов, чтобы знать, как они работают: разжимаешь кулак - и все смотрят прощальный салют. Правда, не долго.
- Доброй ночи, Эддингтон, - ничего лучше Марко пока не придумал: пусть уж парень думает, что владеет ситуацией... тем более, что он и правда ей владел. - Какие у тебя планы?

0

128

Эддингтон выпустил облако дыма, наблюдая за тем, как его уносит ветром. Холодно, всё-таки. Застегнуть бы куртку, но пусть уж видят, что их ждёт в случае неповиновения. Пояс получился довольно тяжёлым, но Норман был уверен, что, если рванёт такой внушительный заряд, то непременно сдетонирует ещё парочка "сюрпризов". И тогда потомки ещё долгие годы будут собирать части "Хельги" по всему океану. Проигнорировав пока Марко, Эддингтон глянул на стюарда, сжимающего в руке ракетницу.

-Эй, Стэн, брось-ка эту хреновину за борт. Давай, не тяни, - дождавшись, когда парень избавится от своего нехитрого оружия, Норман заулыбался. - А теперь - метнись по кораблю и любыми способами приведи сюда всех...живых, конечно же. И мне плевать, в каком они будут состоянии: не смогут идти - тащи. И, смотри, без жульничества: есть несколько людей, которые обязаны оказаться здесь. И, если я их не увижу, то пошлю за их трупами. Сейчас я даю шанс на спасение тем, кто его заслуживает, если, конечно, каждый будет сотрудничать. Ах, да, где-то до сих пор прячется та толстуха-музыкантша... Я на тебя рассчитываю.

Растерянно поглядев на Вентури, стюард зло поджал губы и умчался вниз по лестнице.

Вскоре раздался звук голосов: кто-то из музыкальной комнаты уже шёл сам, желая разобраться в происходящем. На палубу поднялась миссис Форман. Её сопровождал бармен, которого, после пережитого, было трудно напугать. Через какое-то время потянулись и другие. Эрика пришла, но, защищая дочь, устроилась с ней как можно дальше - будто на таком расстоянии их не могло зацепить взрывом. Клара Томпсон буквально прилипла к подруге - Лоре. Чамар старался держаться ближе к девушкам, как к таким же членам экипажа. Пьер Деко неуверенной походной прошёл к дивану и присел, стараясь быть незаметным, чему едва ли способствовала его яркая одежда и соседство с дымящим Корсаком. Соррисо замер у бассейна. Глорию Фишер и Полу Штайн Стэнли приволок силой. Пола билась в истерике, так что обстановка на палубе становилась всё более нервной.
На Вебера стюард налетел в коридоре и, сперва, шарахнулся как от огня.
-Что происходит? - как можно спокойнее спросил Майкл, но вид оружия в каждой руке заставлял парня дёргаться. Ну, можно понять.
-Норман... Он угрожает взорвать яхту, если все выжившие не соберутся на главной палубе.
-Серьёзно? - Майкл окинул взглядом коридор, размышляя, стоит ли идти, и можно ли как-то затаиться до поры. - Притащи из медблока его сестричку. Ему ведь нужны все? Ах, да, инженера не трогай - сойдёт за труп.
-Н...но, если он поймёт, что его в чём-то обманули...
-Проверять пойдёт?
-Нет! Заставит притащить трупы!
Майкл шумно вдохнул и медленно выдохнул, подавляя желание материться. Пристрелить бы Эддингтона-младшего, и дело с концом. Правда, если со смертью матроса на части разлетится вся яхта, это будет проигрыш... С другой стороны, не победит и он. Или?.. Что вообще нужно этому сопляку? Вебер сплюнул под ноги и кивнул в сторону медблока:
-Ладно. Давай послушаем, что там на уме у нашему рэмбо.

Вендель действительно казался покойником. Майкл закинул его руку на свои плечи, но мужчина не мог стоять даже с опорой и пришлось практически полностью взвалить на себя его немаленькую тушу. Едва открылась дверь шкафа, Джессика чуть не вцепилась стюарду в лицо, так что к наручникам из бинтов добавился кляп.

- Планы... Для начала, что именно вам известно? - Норман щелчком выкинул сигарету и, обведя взглядом присутствующих, вернулся к Марко.

По лестнице как раз загремели тяжёлые шаги Вебера и Ковальски. Эддингтон присвистнул, увидев растрёпанную и окровавленную Джессику, но комментировать не стал - словно ему было плевать на сестру.
Майкл помог инженеру улечься на диване, а доктор Ривера просто упала на пол - Стэнли мстительно толкнул её, но тот час испуганно уставился на Нормана - не перегнул?

-Нам известно, что ваша семейка - наглухо отбитые ублюдки, - подал голос Вебер, да так, чтобы услышали все. Но Эддингтон прервал его, резко подняв руку со взрывателем.
-Не ты. Хочу поговорить с этим джентльменом, - Норман улыбнулся Вентури. - Потому как в моём личном списке вас нет,  мистер...? Как вас, простите?

+1

129

- Марко Вентури.
Переговоры с террористами... Такого жизнь еще не подкидывала, и сейчас, видимо, ошиблась номером, поручив это тонкое дело не улыбчивому ловкому Соррисо, а Вентури, который, не смотря на кровь Италии, и в лучшие годы жизни не отличался легкостью в диалоге и умением плести словесное кружево. Марко смотрел в глаза Норману, пытаясь понять, что за мысли бродят у того в голове. Поглумиться напоследок и рвануть яхту? Или действительно... дать шанс уйти - непричастным. Но кто вообще здесь непричастен? И что будет с остальными? Эддингтон задал вопрос публично, чтобы все слышали: видимо, пришло время вскрывать последние карты и расставлять точки там, где они пропущены. Ну...
- Твой брат Питер после пережитых в армии издевательств, не получивших огласки и судебного разбирательства, сходит с ума. Твоя сестра, - Марко махнул рукой в сторону Джессики, - берет вас в свой дом, этим разрушив свой брак и свою жизнь. После смерти Питера она решает мстить тем, кто был причастен к издевательствам. Я бы сказал, ей это удалось - ну, разве что до Паразинни не дотянулась, но убить или покалечить поодиночке оказалось мало. Выжившие были собраны здесь, на яхте твоего дяди, для окончательного, хм, возмездия.
- Боже мой... - громко выдохнула Мисс Фишер. Пола, в начале рассказа Вентури чуть притихшая, теперь заплакала в голос.
А Марко, продолжал смотреть на Нормана, ловя реакции матроса. Он старался не переводить взгляд ни на пассажиров, ни на маячившего где-то сбоку Вебера, ни на светляка, возникшего там, где темный океан соединялся с таким же темным небом: кажется, на каком-то из судов, бороздящих волны по соседству, заметили красные сигнальные ракеты.
- Только под одну косу с ними попали люди, которые ничего вам не сделали. Сазонов, - Марко наконец вспомнил, как звали того матроса, - и Линк. Стюард Бауэр, обнаруживший, что вместо доктора Фокс на борт поднялась другая женщина. Пожилая леди... несчастный случай, но все же - смерть. Капитан, якобы раненый и лежащий в лазарете, беспрепятственно передвигался по яхте. Доктор его прикрывала. Ты... Знаешь, Фокс... то есть - Ривера уверяет, что ты не причастен - просто работал на подхвате. Но взрыв в машинном отделении - твоя работа, верно?
Вентури уловил, как дрогнул край губ матроса, перевел взгляд на взрыватель в руке, на громоздкий пояс...
- Твой брат, а заодно и командир части, в которой он служил, погибли так же в результате взрыва. Тогда же серьезно пострадал один из обидчиков - сослуживцев Питера. Она, - Марко вновь указал на Риверу, - считает, что Питер покончил жизнь самоубийством. Норман. Вы... оба так хорошо разбирались во взрывных устройствах, или... только ты.
Мысль, посетившая Вентури, ему самому очень не понравилась, но в этой истории было столько неприглядных кровавых деталей, что наличие еще одной не казалось невероятным.
- И кто еще в твоем списке? - задал он второй вопрос, который сейчас очень его интересовал.

0

130

Норман, внимательно слушавший Марко, фыркнул. Поначалу он просто улыбался, но вскоре уже смеялся в голос, чем напугал и без того взволнованных людей. Отсмеявшись, Эддингтон утёр слезу кулаком со взрывателем и шмыгнул носом.

-На мне, конечно, много всякого... Но не нужно делать из меня братоубийцу. Питер - то, Питер- сё... - парень сплюнул на пол и недобро усмехнулся под неверящим взглядом сестры - она действительно была слепа всё это время. - Да пофиг мне на этого неудачника! Я его толком не знал.

-Как ты можешь... - тихо произнесла доктор Ривера, с которой Стэнли стянул кляп. - Он ведь твой брат... Ему так досталось...

-Избили и трахнули? Раз, эдак, двадцать? И у него не хватило мускулов и извилин вовремя ответить? - Норман с усмешкой покачал головой. - Да я отсидел в колонии за то, что отправил на больничную койку и на тот свет уродов, что пытались тянуть из меня в школе бабло. А тут - придурок, который подался в военные, и оказался не готов проехаться костяшками по чьей-то челюсти! А ты, сестрёнка? Угробить свою жизнь, а заодно - мою вместо того, чтобы отправить его в дурку? Умница.

-Но...я же отсылала Питера на лечение...

-Да-да, в какой-то санаторий, после того, как он почти задушил меня в очередном приступе бреда, - Норман даже зажмурился, с трудом закрывая эту тему. - Всё, Джесси. Пора заканчивать. Со всем этим... - он обвёл рукой палубу, и люди невольно сжались. - Ох, нет, вы не так поняли, - Эддингтон глухо рассмеялся, выбрасывая уже потухший окурок. - Умрут не все - во всяком случае, это не моя цель. Я не верю в то, что без кого-то мир станет лучше или хуже, но могу неплохо провести время, а заодно, может, и оказать кому-то услугу, убрав парочку подонков. В конце-концов, на большую землю меня ничто не влечёт. - игнорируя тихую истерику Джессики, Эддингтон-младший  обратился к Веберу: - Эй, легавый, выложи оружие на стол. Да-да, оба ствола. Ой, да не жмись ты! Если тебе будет от этого легче - стой рядом.

-И какой в этом смысл? - скривился Майкл, крайне неохотно выкладывая пистолет и револьвер. Конечно же, он остался стоять возле стола.
-А сейчас поглядим... - Эддингтон-младший достал из кармана куртки сложенный листок и, тряхнув, расправил. Строки были выведены неровным почерком, где-то виднелись сноски, какие-то имена и комментарии парень густо зачеркнул. - Марко тут полюбопытствовал, не стыдно ли мне, что под удар - да-да, мой удар - попали, якобы, невинные люди... Ну да, вмешательства Сазонова я не ожидал. Но едва ли невинным можно назвать Линка, - Эддингтон прокашлялся и начал зачитывать:

Виктор Линк - избиение супруги в пьяном угаре. Результат - выкидыш, госпитализация, неделя в коме. Виктор так и не понёс наказание - супруга по доброте душевной прикрыла его перед копами. За информацию спасибо моей сестрице-психиаторше, что вытаскивала экс-миссис Линк из депрессии. Если бы не твои записи, Джесси, я бы о многом не знал...Так, пропустим остальных уже откинувших копыта - жаль, нет с собой карандаша - вычеркнуть, да и руки заняты... Далее!
Майкл Вебер - избиение, травля и пытки человека, который не был способен оказать сопротивление;
Дэниэль Вендель - пособничество. Вот так вот просто, а?
Джейсон Соррисо - мошенничество, шулерство. Тут выражаю благодарность нашему бармену-любителю откровенных разговоров и сплетен, - Норман подмигнул Хиро, который побледнел так, что проступили ранее незаметные родинки;
Глория Фишер - доведение до самоубийства соседки по студенческому общежитию. Должно быть, муки совести заедала тоннами мороженого все эти годы? Такие вот древние секреты всплывают благодаря всё тому же алкоголю и сплетням!
И, на десерт, бывший пациент моей сестрицы: Якшит Чамар - пособничество серийному убийце, осквернение трупов. Копы до тебя так и не добрались, чумазый?

А теперь объясняю правила игры: кто-то сегодня обязательно умрёт, но кто-то может спастись.
Что может привести к быстрой массовой смерти? Из очевидного - попытка атаковать или выбесить меня. Промедление - так же губительно.
Спасти жизни невиновных можно, если хотя бы трое из моего списка умрут - не важно как. Да хоть самоубьются в акте искупления! Ещё они могут мочить друг друга, или, к примеру кто-то из зрителей может перерезать парочку глоток - все средства хороши! Если задача будет выполнена, остальные смогут спокойно уплыть на первом же спасательном судне.
Есть и бонус-уровень! Зрители могут поменяться местами с кем-то из списка, если сознаются в грехах, и их грехи окажутся тяжелее проступков намеченных мной смертников.
Все всё поняли? Ну, вперёд! На всё я даю тридцать минут. Думаю, ясно, что будет, если вы потратите время впустую? Играем, господа!

+1

131

Впервые с начала разговора замолчали все - и всхлипывающая Пола, и шестилетняя Люсиль, до сей минуты тихо хныкающая на руках у матери. В тишине отчетливо слышалось лишь хриплое, булькающее дыхание Венделя.
«Он может умереть сам», - пронеслось в голове Марко, и от того облегчения, которое последовало за мыслью, Вентури стало тошно. Сейчас каждый смотрел на соседа, переводил взгляд с лица на лицо, ожидая действия, решения, самопожертвования или первого броска – чего угодно, сдвигающего ситуацию с мертвой точки. Марко еще раз прикинул расстояние до Эддингтона. Можно ли перехватить руку со взрывателем? Можно ли сжать чужой кулак так, чтобы маленькая кнопка оставалась нажатой, сдавить чужие пальцы, и… перерезать сухожилие на запястье, лишая возможности управлять ими. Бред: шанс минимален, слишком большой риск. Но на крайний случай…
- Развяжите меня, я все сделаю! – Джессика вздернула голову, в глазах полыхнула прежняя отчаянная решимость. – Вебер и Вендель! Чамар! Вот кто должен умереть! Вендель почти труп, это будет… актом милосердия!
- Серьезно? – лицо Вебера дернулось в усмешке-оскале. – Кто-то рискнет развязать чокнутую, которая все это организовала, и дать ей оружие? Не сомневаюсь, она тремя не ограничится!
- Заткнись! – взвизгнула Пола. – Ты, ублюдок, из-за тебя… они убили Арчи!
- Гольтберга? Ха, он замешан по самый воротничок медицинского халата, если уж вспоминать прошлое. И никто его не принуждал, замечу.
- Ну, вон тот мужик и правда готов откинуться, - выпустил облачко дыма, отчетливо пахнувшего травкой, невозмутимый Корсак. – Не, я не говорю, что его надо того, прикончить, просто… может успеет сам.
- Нет!
На детский крик повернулся даже Норман, удивленно вскинул бровь. Маленькая Люсиль, шумно утерев нос ладонью, так же громко продолжила, тыкая пальцев в сторону дивана, на котором лежал перебинтованный инженер, все еще не избавленный от полос яркого детского пластыря на лице:
- Он живой! Не трогай дядю!
- Прости, детка, дядя плохо себя вел… не в этом году, правда, - хохотнул Норман. – Но подарка от Санты ему явно не достанется. А у тебя вряд ли найдется грешок, перекрывающий его проделки.
Эрика, охнув, прожгла Эддингтона взглядом, в котором в равных долях мешалось возмущение и ужас. Тот лишь пожал плечами, улыбаясь.
- Слушайте, но я-то никого не убивал и не доводил! - подал голос Соррисо. – А то, что якобы рассказывал Льюису – просто болтовня, пустой треп!
- Хорошо, заменим мошенничество на… введение в заблуждение, - благодушно кивнул Эддингтон. – Грешок не такой уж тяжкий, может, уболтаешь кого поменяться с тобой местами? Или сам проредишь список? Тик-так, время идет.
- Я тоже не убийца! – отчаянно закричала Фишер, прижимая кулаки к пышной груди. – Это случайность, вы не можете… она… сама! Да сделайте что-нибудь! Убей их! Чего ты стоишь!
Марко вздрогнул: блондинка кричала ему. То ли сыграл роль нож в его руке, то ли виденный ею инцидент в музыкальном салоне, но она, похоже, посчитала, что перерезать глотки тройке из списка Вентури вполне способен. Кому-то… но не ей?
«Это чувствовала Ривера? Меч правосудия, чтоб ее, ангел возмездия, окрыленный своей правотой - с возможностью выбирать наиболее скверных. Я только никакой правоты пока не чувствую. Но время идет, и если все скатится в резню и бардак, как того хочет Норман…».
Марко посмотрел на грузного смуглокожего повара: этот – пособник убийцы, осквернитель трупов? Такой грешок как осознанное участие в криминале перевешивает остальные: тестостероновые выходки молодняка, бабские интриги? Ну, шулерство-то - точно.
Чамар, до этого момента зачарованно таращившийся на Эрику и Люсиль, опустил голову. Он сверлил взглядом  пол, но и там мерещился теперь морковно-рыжий отблеск в лаковой древесине.  Чамар вновь вспомнил сон – душный и тяжелый, от которого с криком проснулся накануне злополучного круиза. Рыжие… эти их волосы… во сне он все отмывал и отмывал их от крови, и никак не мог ее полностью стереть, а змеистые пряди путались в пальцах, вылезали, оставляя некрасивые проплешены, наслаивая на мысль-крик «Что я творю?» страх профессионала: испортить порученную работу. Жуткую, тошнотворную, но сулившую ему, Якшиту, билет в большой мир, где никому его прикосновение не испортит кармы, где никакой кармы в помине нет.
Или… есть? Если все вот это - его кармическое возмездие, воздаяние за грех?
«Но не я их убивал!» - зажмурился старый индус.
«Ты молчал», - безжалостно напомнила память.

Нет счастья – быть рожденным в низшей варне, в касте неприкасаемых, в той части света, куда не добрались в полной мере идеи равенства. Нет счастья - получить фамилию-клеймо, пожизненную печать-подтверждение: ты – чамар, и твоя судьба – до смерти получать гроши за выделку вонючих шкур, возиться в грязи и не сметь прикасаться к «чистым» людям. И кто бы отказался вырваться из беспросветной нищеты, из безысходности, кто бы не ухватился за шанс? Он не спрашивал ни имени, ни происхождения у того господина, что пригласил его в дом и сказал: «работай, как ты умеешь. Вот туша, сделай мне шкуру тонкой выделки, сохрани шерсть, пусть будет мягкой».
Чамар в ужасе осел на пол, сдернув с туши покрывало: грузное тело женщины, иностранки, с соломенно-рыжими волосами, всё в пятнах веснушек, всё - в синяках, лежало, разбросав крупные руки и раскинув ноги, на земляном полу. Но потом в сознание вошла цифра – сумма, которую белый человек с закрытым шарфом лицом пообещал за работу и за молчание.
«Она все равно уже мертвая, - твердил себе кожевник, очищая инструмент, руки, совесть. – Ничего не изменится, не я ее убивал, я просто выделываю шкуру».
Он молчал, когда видел на улицах объявления о розыске. И когда пришла полиция – молчал. И когда пропала вторая, такая же – светловолосая, из волонтеров больницы – тоже ни слова не произнес. После третьей за три года Якшит собрал достаточно денег, чтобы бежать. С такими накоплениями можно было скрыться в большом мире, затеряться, забыть прошлую жизнь и купить достаточно выпивки, чтобы по ночам не просыпаться от кошмаров. Он хотел сменить фамилию, но там, в Штатах, поняв, что она никому ни о чем не говорит, не встает заслоном между ним и остальными, оставил как есть: смотрите, чамар – касается белых, Чамар – разговаривает с кем захочет, Чамар берет все удовольствия, на которые хватит денег. Кожевенное ремесло он забыл, как страшный сон. Только на рыжих до сих пор не мог смотреть спокойно. А теперь прошлое пришло за ним и заглянуло в лицо. И все знают, кто он и что натворил.

- Карма, - глухо произнес он.  – Воздаяние. Я виноват, да. Эти рыжие – пусть живут, как искупление за тех. А я готов. Дайте оружие, я сам.
Он сделал шаг вперед, к столу, на котором темными кляксами темнели пистолеты.
Ковальски, до того стоящий рядом, дернулся вперед, сгреб револьвер, но целился сейчас не в индуса – в Вебера, тоже качнувшегося в сторону оружия.
- Стой! Ты… в списке, - стюард облизнул пересохшие губы, сделал шаг назад. – Не делай глупостей. Терять вам нечего, а нам – есть. Пусть пистолет берет тот, кто решит убиться.
- Правильно! Этот - всех тут положит! – подтвердила Джессика. – На работе с жертвами не считался, а, Вебер?
- Ты заткнись вообще! - огрызнулся на нее Стенли, руки которого еле заметно дрожали. – Чамар… Жаль, но… Давай быстрее!!

+2

132

-Что, яйца отрастил, аж гремят, парень? Не тычь мне в рожу оружием, раз его толком держать не умеешь, - мрачно произнёс Вебер, глядя на Ковальски, решившего строить из себя героя. - То есть, вы все на полном серьёзе считаете, что найдётся аж трое желающих пустить себе пулю в череп? Ладно, этот, - Майкл махнул рукой в сторону Чамара. - но кто ещё, а? Желающие?
Индус тихо подошёл к столу и, взяв пистолет, сделал пару шагов назад, будто не хотел запачкать стол. Вебер проследил за ним и, усмехнувшись, покачал головой - драма, трагедия...Тьфу, тошно! Такого представления хочет Эддингтон? Будет ли он удовлетворён, если, действительно, найдётся трое добровольных смертников? Эрика прижала к себе дочь, миссис Форман опустила взгляд, Клара совершенно по-детски уткнулась в плечо напарницы. Прогремел выстрел, и с глухим стуком грузное тело рухнуло на пол. Пистолет, упавший под ноги, подхватил Соррисо, но, вспомнив условия, поспешно бросил его на стол и отошёл. Этот явно не намеревался приносить себя в жертву. Вебер - тоже. Как и Глория, нервно дёргающая золотую цепочку. А что на счёт Венделя? Майкл покосился на инженера, читая на бледном лице неуверенность.

-Счёт открыт на первых же минутах! - заулыбался Норман, ранее со скучающим видом наблюдавший за поваром. - Но этого мало - сами знаете. Ну, давайте!

Под телом Чамара растекалась тёмная лужа и, истерично всхлипнув, Глория переступила дорогими туфлями, хотя расстояние до неё было приличное. Вебер бы с радостью пустил пулю в лоб этой бесполезной женщине. А смог бы он пристрелить Дэниэля? В таких обстоятельствах - да. Не смотря на ранения, будучи доставленным на большую землю, инженер сумел бы выжить. Однако, если сейчас не избавиться от самого очевидного слабого звена - никакого спасения не будет. Что на счёт Соррисо? Вебер перевёл взгляд на шулера, пытаясь понять, что о нём думает. Да ничего...Парень как парень: привыкший наслаждаться жизнью и деньгами, тащиться от своей удачи... Только, вот, в этот раз она ему изменила, и теперь бедолага понятия не имел, что делать и как себя вести. Болтать-то бесполезно. Хех!

- Развяжите меня, ну же! - крикнула Джессика, пытаясь выкрутиться из бинтов. Силы вернулись к ней, и, отчаянная, растрёпанная, окровавленная, женщина напоминала фурию, к которой едва ли кто-то хотел приближаться. - Моих грехов хватит, чтобы занять место Соррисо! И, клянусь, я покончу с собой...

-Ну конеечно, - закатил глаза Вебер, всё ещё находящийся под прицелом Ковальски. - Самоубьёшься, пристрелив Нормана? Потому как "ты же его растила как сына, а он - внезапно! - оказался таким же больным ублюдком, как и вся ваша семейка"!

-Заткнись! Закрой свою пасть! Не слушайте его! Он просто понимает, что первым делом я пристрелю его! - Джессика заозиралась, пытаясь достучаться до каждого, но большинство отводило взгляд.

+1

133

- А вторым делом совершишь «акт милосердия», - вполголоса пробормотал Марко, – добьешь раненого и закроешь счет. Или всё же первым будет Норман?
Он повернулся к Эддингтону.
- Не боишься такой рокировки? Серьезно, позволишь сестре занять место Соррисо в списке?
Тот фыркнул, внимательно рассматривая Риверу - без тени сострадания, зато с толикой интереса, с каким-то даже... нездоровым азартом?
- Интересный поворот. Любишь, чтобы все было по-твоему, сестричка? Хорошо, рокировку утверждаю. Доберешься до места - передавай привет Питеру.
Джессика медленно поднималась на ноги, спиной упираясь в перила: помогать встать ей тоже ничто не рвался.
- Я говорила: если меня развяжут! – процедила она сквозь сжатые зубы.
- Марко, слышал? – Эддингтон задрал рукав куртки, глянул на часы. – Перережешь бинты по такому случаю? Чего просто так нож-то тискать. Освободится – считай, в списке.
Вентури заметил, как дернулась вверх бровь Вебера: «ты это сделаешь?»
Он понимал: стоит Ривере со свободными руками направиться к столу, коп не выдержит – кинется за оружием. Выстрелит ли Ковальски? Скорее всего. Минус один? Минус два, если вторая пуля уйдет в Риверу? Или сперва детектив успеет ее пришить? Она-то его точно не пощадит, как и Венделя.
«Этого не допущу, - пообещал себе Марко, холодея от мысли, каким образом придется предотвращать представленную очередность событий. – Но в список она попадет».
- Мам, корабль! – детский голос заставил всех посмотреть в одном направлении – туда, куда указывала девочка.
- Класс, пока он сюда доплюхает, как раз успеем закончить, - Норман помахал рукой со взрывателем приближающемуся судну, хотя там его, скорее всего, не видели, как и творящейся на палубе драмы. – Вот вам и стимул, а? Спасение близко!
Джессика шагнула к Вентури, поочередно подарив многообещающий взгляд обоим намеченным в жертвы.
- Так, подождите! - разнесся над палубой скрипучий, но громкий и уверенный голос, и врач замерла на месте, озираясь. - Запишите-ка меня вместо раненого!
Рукав полосатого платья взметнулся вверх над головами притихших пассажиров, блеснули бриллианты на крупном браслете, болтающемся на сухом запястье.
- Мисс Форман! – испуганно вскрикнула Эрика, а Люсиль непонимающе уставилась круглыми глазищами на старую леди, которая недавно так славно играла с ней в музыкальном салоне.
- Ну, детки, я просто чуть раньше приду туда, куда и так собиралась вскоре, да и подруга там без меня скучает, - успокаивающе проворчала Форман, ероша кудряшки девочки. Она вышла вперед, неся перед собой сумочку, как щит, и шикнула на начавшего было говорить Нормана:
- Тише, мальчик, я знаю, что в ваш вип-клуб нынче вход по пропускам. Долгие покаяния – лишние слова. Мистера Формана, прахом земля этому скупердяю, я лично спровадила на тот свет годков... сорок назад. Проверить этого ты, конечно, не можешь, но поверь на слово, я была молода и хотела жить красиво, а богатенькие мужья порой такие жлобы. Впрочем, на подарках любовнице он не экономил.
- Ну, бабуля… - недоверчиво покачал головой Эддингтон. – Вот я прям не ожидал. Но верю, верю – совпадает с тем, что наблюдал и слышал: ты и твоя подруга, откинувшаяся в первую ночь, громкие и болтливые, как чайки. Ладно, считай – в списке вместо недобитка. Пулю-то сама в голову пускать собралась?
Форман поморщилась.
- Уважь старость – обойдемся без луж крови, - она щелкнула застежкой сумочки, извлекая на свет флакон со светло-желтой жидкостью и шприц.
- Милочка, - покосилась она на Джессику, - Подтвердите мои слова, будьте добры. Это Fiasp, ультракороткий инсулин, время действия – от минуты, а превышение дозировки… ну, к примеру, весь шприц, отправленный в вену, обеспечит мне, как давно не евшему диабетику, плавный отъезд в вагоне инсулиновой комы. Верно говорю?
Ривера с неохотой кивнула.
- Ну вот, усну спокойно - просьба не будить. Подходит вариант?
Эддингтон, после секундного размышления, утвердительно мотнул головой:
- Валяй!
- Лора, я слышала, вы на медсестру учились? – цепкий взгляд старушки поймал в прицел стюардессу. - Помогите-ка, да не смотрите вы так, боже мой! Из меня уже лет десять сыплется песок, не лишайте шанса уйти с приключениями, а не пуская слюни в подушку в окончательном маразме. Живее, девочка, вот сюда.
Форман закатала рукав полосатого платья. Лора долго не колебалась. Прозрачная жидкость ушла в морщинистую кожу, и старая леди прилегла на диванчик – медленно и тяжело.
- Минус один, - задумчиво протянул Норман. – Но как-то скучно. Сестричка, не передумала?
Джессика молча подошла к Вентури и развернулась спиной.
- Режь.
В полной тишине Марко вспорол рыхлый ворох бинтов, стягивающих запястья Риверы.
И завернул одну из рук за спину, прижимая нож к шее женщины.
- Руки развязаны, ты в списке, - констатировал он, покосился на Эддингтона, но тот и не думал возражать против такого обращения с сестрой, пока, по крайней мере. – И клятву покончить с собой мы слышали.
- Сориссо, - громко попросил он. – Ты из списка уже вышел. Возьми пистолет, оставь в обойме одну пулю, и принеси нам, будь добр. А мы с дамой чуть-чуть отойдем. Вот сюда, к борту.
Толкая Джессику перед собой, Вентури подвел ее к ограждению, поставил лицом к морю.
- Если уж ты так ратуешь за справедливость: вот она. У тебя будет оружие и возможность исправить настоящее: прошлое уже не поправить. Исполняй клятву - спаси этим людей. Если ты дернешься, попробуешь развернуться, хотя бы голову повернешь в сторону пассажиров, я успею: у меня хорошие рефлексы. И Ковальски успеет: и это уже не будет убийством, Джессика. Это будет самозащитой. Новых жертв ни на кого из нас ты не повесишь. Хватит и убийств, и убийц.

+1

134

- Не забудь помолиться... - Хриплый голос инженера раздался сбоку. Вендель с рудом приподнялся на одном локте и уставился на двух людей, стоящих около борта. Чувствовал он себя просто омерзительно: по крови до сих пор гулял неизвестный токсин, разум плыл - в отличие от этого ржавого корыта, по ошибке названного прогулочной яхтой - но в целом, он был жив, а этого пока было достаточно.

Дэниэль пропустил тот момент, когда его волокли, и два самоубиства - тоже. И теперь мрачно разглядывал уцелевшим глазом место маленькой трагедии: грузное тело Чамара на палубе, словно бы уснувшую, пожилую леди; сбившихся в дрожащее испуганное стадо людей. Малышка Люсиль явно плакала, с тем явным отчаянием, присущим только детям. Ее мысли занимало происходящее больше, чем появившийся на горизонте корабль, обещающий спасение. Или не обещающий, кто знает...
"Кажется, она повзрослеет очень рано, если не забудет эту поездку как страшный сон."
Стоило ли все случившееся в прошлом этого? Дэниэль думал, что нет. Он размышлял о мнимых и явных грехах, которые на себя берут люди, о кругах на воде, расходившихся все дальше. Каждый поступок, каждое слово и принятое решение - камень, ухнувший в недра натянутой водяной глади. Сколько камней бросил каждый из них и почему задело тех, кто не был ни в чем виноват?
Был ли в чем-то виноват Чамар, желающий лишь одного - выжить и жить нормальной жизнью? Не соверши эту работу он - ее сделал бы кто-то другой. Был ли виноват Майкл в том, что по молодости в нем было слишком много азарта и желания казаться круче? И был ли виноват Мигель, зажатый в тиски общественного мнения, власти своего отца и стремления как-то смириться с самим собой и своим положением?

Ситуация походила на игру. На бредовую и нечестную игру, у которой правила - неизвестны, а каждый ход может оказаться последним.
Вендель знал одно - он устал. Устал от этой кучки людей, погребенных под грузом своих проступков и грехов, от самозванных вершителей судеб, которые с легкостью рубят под корень чужие жизни, не удосужившись оценить свою, и от собственных угрызений совести - тоже устал.
Пожалуй, ему, среди всей массы собравшихся, импонировала только рыжая девчушка, трогательно вцепившаяся в юбку матери и не сводящая взгляда с горизонта.

- Господи, Джессика, сделай хоть один раз в жизни что-то правильно. - Дэниэль сдержал кашель и медленно прижал ладонь к подкравливающему боку. - Ты - не прокурор. И ты - проиграла. Так заверши все красиво. Ты же любишь, когда все красиво, да?

- Мне жаль, что так получилось... Вот это все. Намеренно, или нет. Случайно, или по велению судьбы, ввиду обстоятельств, или, если хочешь, рока. Если тебе будет легче, попробуй в первую очередь простить себя.

Синее, расчистившееся от туч, небо выглядело спокойным и умиротворенным. Где-то справа, на три часа виднелся еще один лайнер - скорее пограничное судно контроля. Над палубой рассекали белыми острыми крыльями синеву чайки, и летний бриз шевелил седые волосы мисс Форман. Она выглядела спящей глубоким сном, в котором с тобой приключается только хорошее и доброе. И это никак не вязалось с пистолетом в подрагивающей руке одного, длинным тесаком в кулаке другого, и судорожно сведенным пальцем Эддингтона на кнопке взрывателя.

- "Будь, что будет..." - Вендель откинулся на спину и всмотрелся в чистую голубизну небесного свода, по которой лениво и неспешно тащились перьевые редкие облачка - жемчужно белые, сияющие и ослепительные. Когда это все закончится, нужно разыскать могилу Питера, наверное. Разыскать и положить цветы. Зачем? А черт его знает зачем... Потому что так будет легче, а может быть для того, чтобы простить себя, или отметить тот факт, как смерть одного глупого и малохольного пацана потащила за собой вереницу чужих смертей. Не всегда оправданных.
Но одно Дэнни для себя  решил точно - он больше никогда в жизни не хочет видеть тех, кого повстречал на борту. Кроме маленькой и смешной Люсиль. Как ее мать там зовут? Хорошая девушка...
Ему скорее показалось, что он услышал глухой и сухой выстрел. Да, показалось...

+1

135

Самопожертвование старушки Вебера не тронуло, а, вот, Эддингтону стало заметно веселее - совсем чуть-чуть. Всё же, едва ли этот малолетний маньяк удовлетворится скучными самоубийствами без бойни и рек крови. Майкл был готов к тому, что, даже получив три трупа, Эддингтон разожмёт руку - чтобы уйти красиво и громко. Ведь именно это Норман рисовал в своём воображении - крики, слёзы, мольбы, окровавленную палубу, вспышки и грохот. Иначе, зачем было заморачиваться, делая столько взрывных устройств? Бомба нужна, чтобы взорваться.
Когда бинты соскользнули с рук Джессики, Вебер дёрнулся в её сторону - решительно, совершенно наплевав на дуло револьвера, смотрящее в его лоб. Но то, что Марко зафиксировал эту фурию, немного остудило Майкла... А ещё он успел заметить, что Ковальски не готов выстрелить в человека. На несколько долгих секунд в глазах парня отразился такой ужас, будто это он - Вебер - ринулся на него с оружием. Зелёный ещё совсем. Вон, рука ходуном заходила. Экс-легавый снова замер, не глядя на Стэнли, и, пользуясь этой передышкой, Ковальски сумел немного успокоиться и выровнять положение оружия.
Напряжённая, злая, Джессика шумно раздувала ноздри, глядя в пространство за пределами яхты. Едва ли она сейчас осознавала, что к ним приближается другой корабль, хотя просто не могла его не видеть. Но ей это было не нужно - ни вмешательство, ни спасение. Нет. Для неё благополучного исхода не было. Почему Норман не внёс её в список? Понимал, что она без промедления убьёт Вебера, Венделя и Чамара? Счёл это очевидным и скучным? Или же приготовил нечто особенное? Как там?.. Брат намеревался отпустить всех... И остаться на заминированной яхте? Чтобы - что? Подорвать себя вместе с "Хельгой"? И, судя по всему, вместе с ней. Нет, он не планировал спасения для себя и сестры. Как же так... Норман! Младший неугомонный брат, доставляющий сплошные беспокойства... Но Джессика верила, что у него - хотя бы у него! - есть будущее. Пистолет удобно лёг в руку. Тяжёлый, нагретый чужой кожей. Ривера опустила взгляд и приподняла оружие, рассматривая его. Инженер что-то говорил - она уловила смысл, но не нашла в себе желания ответить. Прощение? Как нелепо! Да, она проиграла. Что бы ни случилось дальше - для неё это будет финалом. Женщина напряжённо усмехнулась и, глубоко вздохнув, приложила ствол к виску. Сейчас, должно быть, каждый замер, молясь о том, чтобы всё прошло гладко - чтобы "эта больная сука" вышибла себе мозги и спасла всех их. Хороший поступок? Правильный? Но этого ли она добивалась: чтобы жила кучка бесполезных людей и выродки, уничтожившие её жизнь? И теперь эти твари смотрели на неё как на проигравшую неудачницу... Тело развернулось само. Рука болезненно резко вытянулась, щёлкнуло плечо, и оружие само нашло цель. Прогремел выстрел. Джессика захрипела, оседая на руки Вентури - лезвие ножа, плотно прижатое к коже, распороло ей горло.

Пуля пробила предплечье, и Эддингтон дёрнулся, отшатываясь к ограждению. Он кое-как удержал взрыватель, но повреждённая конечность слушалась плохо.
-Вот сука! - прошипел он, зажима рану свободной рукой, и в замешательстве глядя на то, как собственная кровь обильно заливает пальцы и скомканный листок. Норман пребывал в замешательстве. Похоже, теперь, когда трое смертников отправились на тот свет, он задумался над тем, действительно ли хочет поступить согласно плану... И это всё? Как-то пусто! Тело дрожало, устройство будто прыгало в ладони.
Парень был слишком занят собственной болью и мыслями, и, воспользовавшись этим, Вебер врезался в него, заваливая на пол. Широкая ладонь сгребла жёсткий кулак Эддингтона, не позволяя ему разжаться.

-А ну тихо! - рявкнул Майкл, прикладывая парня лбом в висок. Норман замер, шипя, и плавая на грани реальности. Даже если доморощенный террорист планировал сдержать слово, Вебер не намеревался позволить ему сделать так, как он хочет. Но чего хотел сам Майкл? Пальцы свободной руки впились под челюсть парня, выдавливая хрип: отдать под суд или же удавить здесь и сейчас, чтобы не дожидаться когда мелкого гада выпустят на свободу?.. Гудок другого судна раздался совсем близко - время принимать решение. Майкл заскрипел зубами, разрываясь между вариантами, и, вдруг, наткнулся взглядом на Вентури. Ну что ещё? Пристанет с нравоучениями? Пальцы сжались сильнее, сдавливая трахею Эддингтона и, когда мальчишка потерял сознание, Вебер, вдруг, оставил в покое его шею. Пусть живёт. И отвечает за всю свою семейку. А выйдет - если выйдет - там и видно будет. Экс-коп выдохнул и удобнее растянулся на палубе, продолжая удерживать пальцы Эддингтона на кнопке.

-Маякните там нашим спасателям, чтобы вызывали сапёров. И под ноги смотрите - мало ли, - напомнил Майкл, глядя в небо, а затем добавил уже тише: - Я на тот свет сегодня не планирую.

+1

136

3 года спустя. Куинси, штат Массачусец.

- Время! На сегодня - всё, - Вентури одобрительно кивает. – До встречи в четверг. На тренировки не забивать, на бургеры не налегать. И не забывать первое правило. Рихард?
Новичок, расшнуровывая перчатки, оборачивается. Невысокий, но жилистый, уже забитый татуировками на обе руки – по локти, уже с «послужным списком» из отделения по делам несовершеннолетних.
- Да, помню, - улыбка вполне добродушная: не озлобленный на весь мир звереныш, просто пацан с избытком дурной энергии. – «Хочешь драться – дерись на ринге».
- Именно, - улыбается в ответ Вентури - всем четверым, зеленым еще пацанятам. С таким материалом можно работать: вложить дисциплину и принципы, ту часть гордости, которая запрещает самоутверждаться за счет заведомо неспособных дать отпор. С ним самим когда-то вышло, в конце-то концов.
Демоны есть у всех. Вопрос, куда их направлять и чем кормить.

В тренерской стальные лопасти вентилятора гоняют летний воздух, вода в душевой перестает шуметь, и минуту спустя за стол рядом опускается Джеки, уже в шортах и майке, с полотенцем на смуглых плечах.
- Минералка в холодильнике осталась, или всю усосал? – она вытирает волосы так энергично, что брызги долетают до Марко.
- Одну тебе оставил, - Вентури потягивает прохладную воду, отстукивая кончиком ручки ритм мелодии, доносящейся через открытое окно. Конверт перед ним пока не подписан, на белой бумаге темными точками расползаются капли.
Джеки – Джессикой он ее называть не любит – наконец успокаивается, бросает полотенце на подоконник и подхватывает с тарелки половину яблока, вонзает в мякоть белые зубы. Смотрит – вопросительно, пристально.
Марко откладывает в сторону ручку.
- М?
- Ты обещал пояснить свою реакцию. Почему после подарка миссис Норбек у тебя лицо было, как будто ее покойный муженек пробежал по залу, размахивая собственной отрезанной рукой.
Вентури ухмыляется: Джеки мастер красочных сравнений. Впрочем, ее «невысокий слог» и способность гаркнуть трехэтажным в случае с проблемными учениками пониманию лишь способствуют. У них вообще отличная команда подобралась: работать в удовольствие. И трое из пятерки, включая Марко, еще не сошли с дистанции – продолжают выходить на профессиональный ринг параллельно с тренерской работой, а это здорово поднимает класс заведения. Женщина, правда, одна. Но какая!
- У меня с дарёными круизами связаны не самые лучшие воспоминания.
- Ну, мне еще час до следующей группы откисать, обрисуй вкратце, раз уж начал.
Вентури медлит секунду, поскребывая слегка отросшую щетину, потом все же решается.
Когда он заканчивает, Джеки вспоминает о недогрызенной четвертинке яблока, смотрит на нее пару секунд и откладывает обратно на тарелку, вытирает пальцы о брюки.
- Трындец. И… что потом-то? Тебя, получается, оправдали. А этого…. хмыря?
- Влепили пожизненное.
- А копу ничего?
- Ну, показания мы давали в одном участке. По старым делам ему, конечно, нервы потрепали, но кто там будет всерьез поднимать вопрос после стольких лет?
- И реально на яхте еще бомбы нашли?
- Три штуки. Корабль, заметивший сигнал, оказался патрульным крейсером, так местный сержант, когда глянул на «шахидский пояс» Эддингтона, просто… выдернул детонатор из взрывчатки. Пальцами. Самопал, мол, не сложное устройство. Так что Веберу не пришлось ждать вертолета с саперами: подняли на борт вместе с остальными пассажирами.
- Инженер-то выжил?
- Да, я справлялся после на счет его состояния, звонил в больницу. Повезло, заштопали. Даже посетители вроде у него были. «Рыжая леди с дочерью». Не знаю, что там у него дальше, но думаю, справится и с такими последствиями.
Джеки хмурит черные брови, прикусывает нижнюю губу в задумчивости.
- Нэ-э. Ну и чего теперь делать с билетами? Макс не может, у Хофмана бой через неделю. Ты… тоже облом, да? Не с Барри же мне вдвоем… плыть.
- Ну почему, - Марко рассматривает глянцевые картонки, веером лежащие на столешнице. – Я - еду. Все равно пока с серьезными тренировками пауза – плечо надо подлечить. А морской воздух, говорят, полезен.
Часы на руке у Джеки звякают таймером.
- Так, всё: я пошла! Ты… м… в общем, жаль что так вышло с той бабой, но ты вроде как не виноват. В плане… - она замялась, подбирая слова, но махнула рукой. – Да чего я, и так всё знаешь.
- Перчатки твои в шкаф сунул, - напомнил Вентури. Проследил, как дверь за коллегой захлопнулась, отделил два билета и положил в белое нутро почтового конверта. Долетит заказным быстро.
Сына миссис Норбек Марко и компания тренировали уже год. Женщина, отчаявшаяся справится с подростком, так обрадовалась тому, что лишняя энергия парня сливается теперь в конструктивное русло, что облагодетельствовала добытыми по знакомству билетами всю тренерскую команду. Недельный океанский круиз, яхта супер-класса, известная турфирма.
Марко проверил всю информацию по яхте и экипажу, до которой смог дотянуться.

Вентури быстро написал адрес и имя получателя, набросал короткое пояснение-записку, добавил к билетам и запечатал конверт: по дороге домой занесет на почту.
И он, пожалуй, дорого отдал бы, чтобы увидеть физиономию Вебера в момент, когда тот будет извлекать билеты. Рискнет бывший коп снова подняться по трапу или нет? Кого прихватит с собой?
«Маленький элемент внезапности», - хмыкнул Вентури, поднимаясь со стула. Потянулся, сделал шаг к холодильнику и чуть не споткнулся о черную лохматую кляксу, растекшуюся в пятне света на полу.
- Падла пушистая, я тебя когда-нибудь раздавлю, видят небеса! – рявкнул мужчина. – Или сам убьюсь об тебя! Жизнь спас, теперь отнять пытаешься, а? Надо было тебя на яхте оставить, или в порту забыть!
Кот, с легкой руки коллег обозванный Рефери, или кратко – Рефом за привычку заглядывать на тренировочный ринг и периодически орать хриплым мявом на бойцов, лениво шевельнул хвостом, щуря желтые глаза. Он к многословному бухтежу одного из пяти хозяев привык. Если уж за оставленные при поимке на палубе царапины не открутил голову, теперь то точно не прибьет.
.

+2


Вы здесь » Chimera » Архив » Штиль (завершён!)